понеділок, 27 лютого 2017 р.

Странный подход Правительства Архангельской области: сохранять лес можно только с согласия жителей региона, а разорять - можно без согласия


Пресс-центр Правительства Архангельской области приводит цитату из выступления губернатора региона И.А.Орлова по поводу создания новых особо охраняемых природных территорий в Архангельской области, и в частности - заказника Верхнеюловского в междуречье Северной Двины и Пинеги, предусмотренного как Лесным планом региона, так и Схемой территориального планирования (ссылка):

"Внимательное отношение к ООПТ - это цивилизационная задача. Наша цель - сохранить и поддержать те уникальные объекты, которые важны для экологии региона, для жизни будущих поколений, всей страны, да и всего мира. При этом мы должны находиться в постоянном диалоге с жителями этих мест, находить наиболее такие решения, которые не приведут к снижению уровня жизни".

В целом он, конечно, прав. Но вот что смущает в его позиции: создание нового заказника он хочет обсуждать с местными жителями, и заранее связывает его с падением уровня жизни; а вот реализацию новых мега-проектов в области освоения лесов, предоставление лесов в пользование, и в целом развитие лесопромышленного комплекса региона и системы управления лесами - почему-то не хочет (или, как минимум, не говорит об этом столь же ясно и публично, как о необходимости обсуждения новых ООПТ).

Между тем, именно абсолютно господствующая в Архангельской области система экстенсивного лесопользования (добычи древесины без эффективного воспроизводства хозяйственно ценных лесов) в сочетании с авантюрными "инвестпроектами" в области освоения лесов ведет к постоянному снижению уровня жизни населения, и предопределяет неизбежное его снижение в будущем. Варварское лесопользование привело к катастрофическому истощению наиболее ценных и продуктивных хвойных лесов в южных и западных районах области, привело к закрытию сотен лесозаготовительных предприятий, оставило без работы и средств к существованию жителей огромного количества лесных деревень и поселков. Истощение лесных ресурсов привело к сокращению ежегодной заготовки древесины в регионе с 25 миллионов кубометров в год в 60-е и 70-е годы (максимальный отпуск древесины по всем видам пользования пришелся на 1975 год - 25,9 млн. кубометров) до 11 миллионов сейчас (11,4 в 2015 году). Перепись населения 2010 года выявила в регионе 848 брошенных населенных пунктов, вообще без населения (21% от общего числа населенных пунктов, хоть в каком-то виде доживших до этой переписи), и 1429 населенных пунктов с числом жителей от 1 до 10, то есть фактически близких к вымиранию (еще 36% от общего числа). Львиная доля этих уже заброшенных или умирающих населенных пунктов приходится на деревни и поселки, в прошлом жившие лесом - заготовкой древесины, подсочкой, охотой, сбором грибов, ягод, рыбной ловлей в лесных реках и озерах.

И это далеко не все печальные результаты существующей в регионе системы экстенсивного лесопользования и в целом природопользования - многие деревни вымерли раньше, и не дожили до переписи 2010 года даже в учетных документах статистического ведомства. Экстенсивное лесопользование в среднем дает примерно втрое меньше рабочих мест на гектар лесной площади (в более южных районах с более продуктивными лесными землями эта разница еще больше). Но еще хуже то, что экстенсивное лесопользование представляет собой по сути одноразовое использование лесов: хвойные леса опустошаются и сменяются лиственными, которые мало востребованы промышленностью и надолго выбывают из хозяйственного оборота. Огромные территории, когда-то дававшие работу целым леспромхозам и крупным поселкам, превращаются в "зеленые пустыни" - обширные пространства хозяйственно малоценных лесов, на которых мелкие лесозаготовители с трудом находят отдельные привлекательные для рубки участки. И именно эту систему лесопользования изо всех сил стараются сохранить региональные власти, одобряя и поддерживая новые крупные инвестпроекты, рассчитанные на доедание последних остатков старых хвойных лесов региона, ничего не меняя в системе их воспроизводства.

Логику действий руководителей региона понять можно: они отвечают за то, что происходит в регионе прямо сейчас, а не за то, что будет с ним через несколько лет и тем более десятилетий. Любой инвестпроект, даже самый авантюрный и обреченный на быстрый провал, дает хоть какой-то ручеек денег, какое-то количество рабочих мест, или хотя бы надежду на них; а "за потом" будут отвечать уже другие чиновники, пусть они и разбираются, почему очередная авантюра рассыпалась, очередные поселки опустели и зачахли, очередные уникальные природные территории разорены и убиты. Вполне понятно и то, что эта логика находит поддержку у части жителей и работников лесных предприятий: кому-то надо доработать до пенсии, кому-то - вырастить детей и дать им возможность уехать в более благополучные места, кому-то - заработать денег, чтобы уехать самому, и для всего этого важно не обеспечить долгое устойчивое хозяйство, а взять от леса максимум прямо сейчас.

Но если эта система разорительного лесопользования без заботы о сохранении уникальных природных территорий и без воспроизводства хозяйственно ценных лесных ресурсов продолжит свое существование - продолжится и умирание еще многих сотен лесных деревень и поселков, вплоть до довольно крупных, но выевших все экономически значимые лесные ресурсы вокруг себя. Для временщиков это нормально; но для людей, заботящихся о будущем своей страны, региона, района, поселения - это совершенно неприемлемая ситуация. Совершенно очевидно, что если бы власти региона решились честно, открыв все реальные данные о лесах и планах их использования, обсудить вопрос о будущем этих лесов - большинство людей высказалось бы за сохранение остатков дикой природы и развитие полноценного лесного хозяйства в уже освоенных лесах.



Лесопользование в Архангельской области - вид сверху.
http://forestforum.ru/viewtopic.php?f=9&t=20623

0 коммент.:

Дописати коментар