четвер, 16 березня 2017 р.

Лесопатологов еще называют лесными врачами


Лес с профпатологией.

Несмотря на объявленный в России Год экологии, чиновники пока не слишком много внимания обращают на проблемы лесов в стране. Между тем за последние годы государство все больше снимает с себя обязанности по охране леса, перекладывая их на частников. О том, в каком состоянии в результате находятся ульяновские лесные массивы, мы поговорили со специалистом-лесопатологом.

Лесопатологов еще называют лесными врачами. Они следят за состоянием деревьев, выявляют живущих на них вредителей и одолевающие их болезни, ведут мониторинг их распространения и предлагают меры по борьбе с ними. В регионе сейчас работает 14 лесопатологов, которые состоят в штате Центра защиты леса Ульяновской области. Это филиал федерального бюджетного учреждения “Рослесозащита”. Наш собеседник Николай Казаков - лесопатолог первой категории Центра защиты леса. В филиале работает около 20 лет, с момента его образования.

Леса в общей сложности в Ульяновской области занимают 1,26 миллиона гектаров, из них 962 тысячи гектаров покрыты деревьями. Хвойные леса занимают около 370 тысяч гектаров. За последние годы арендаторам были сданы 17 из 19 имеющихся в регионе лесничеств. Без арендаторов существуют Сенгилеевское и Ульяновское лесничества.

По данным Центра защиты леса, в 2016 году почти 40 тысяч гектаров леса в регионе стали очагами распространения болезней и вредителей леса. Всего на территории ульяновских лесов отмечается около ста видов вредителей. Наиболее распространенным является зеленая дубовая листовертка.

Дубы вообще, отмечает Николай Казаков, больше других деревьев страдают от вредителей и болезней. Листовертка накидывается ранней весной еще на почки, объедает их. После нее на деревья нападает непарный шелкопряд. Дуб, кроме того, боится морозов, и в последние годы дубравы в регионе постоянно болеют. Это легко увидеть и в городе: дубы в лесу в Заволжском районе Ульяновска сплошь покрыты мучнистой росой. Также деревья страдают от грибковых заболеваний - дубового трутовика и дубовой губки. При этом в питомниках в нашей области дубы не выращивают, а самим новым деревьям в старом массиве вырасти сложно - они заглушаются сорной растительностью. От болезней дубравы вообще не обрабатываются - это дорогостоящая работа, на которую нет денег. С насекомыми в дубравах борьба ведется, но недостаточно. Если ситуация не изменится, говорит Николай Казаков, лет через 10-15 южные районы области, где много дубовых массивов, могут остаться лишь с умирающими деревьями.

Хвойные деревья страдают от бабочки-монашенки, соснового шелкопряда, рыжего и обыкновенного сосновых пилильщиков. Монашенка несколько лет назад была сильно распространена в Барышском и Николаевском лесничествах, но после аэрозольной обработки массивов ее удалось остановить. Обыкновенный сосновый пилильщик не так давно напугал жителей Заволжья, размножившись, например, в массивах Ульяновского и Старомайнского лесничеств. Но после значительного роста он, по словам специалиста, почти исчез. Вероятно, критическими для вредителя оказались сильные зимние морозы.

А вот очаги рыжего соснового пилильщика продолжают сохраняться. Кроме того, сосны в регионе страдают от корневой губки. Это опасное грибковое заболевание быстро распространяется в сплошных сосновых посадках. В очагах его распространения специалисты запрещают летние рубки, так как через них грибок расходится быстрее, но нередко эти запреты не выполняются лесозаготовителями.

Еще один заметный вредитель – хрущ, известный всем как майский жук. Жуки объедают листья деревьев, но куда страшнее его личинки. Развитие насекомого занимает пять лет, из-под земли оно выбирается лишь на пятый год. А до этого находящаяся в почве личинка способна прогрызть самые крепкие корни.

Гибнут деревья и от погодных аномалий. Например, рассказывает Николай Казаков, во время засухи 2010 года в листьях берез от чрезмерной жары перестал происходить фотосинтез. Множество деревьев засохло. Продолжается этот процесс и в настоящее время. Деревья постепенно гибнут.

Еще одной бедой являются лесные пожары. Так, после пожарищ 2010 года в лесах Новоспасского лесничества появились очаги вредителей, в том числе распространился короед.

Общее состояние лесов, по словам Николая Казакова, можно назвать критическим. Массово погибшие деревья часто не убираются, становясь местом для появления болезней и вредителей. Лесные дороги завалены сухостойными деревьями, квартальные просеки зарастают сорной растительностью Арендаторы, несмотря на все процедуры и требования, после вырубки оставляют порубочные остатки и высокие пни. Вовремя не убранные остатки древесины являются резервуаром размножения вредителей и распространением болезней леса, ухудшают пожарную обстановку в лесу. Вырубки при этом не засаживаются и не обрабатываются, зарастая сорными, а не ценными видами. А если посадки и происходят, нужный уход за ними потом ведется не всегда.

Сотрудники Центра защиты леса Ульяновской области могут лишь следить за состоянием деревьев и давать рекомендации по уходу за ними. Контролировать их выполнение – в полномочиях других органов. Но, по мнению Николая Казакова, в последние годы государство намного меньше стало обращать внимания на леса, а это ведет к необратимым последствиям. Арендаторы, на которых чиновники переложили заботу о лесе, свои обязанности по его охране выполняют некачественно. Многие не имеют специального лесохозяйственного образования, лесники у них в штате не работают. Чтобы еще имеющиеся массивы сохранить, указывает инженер-лесопатолог, следует вернуть часть существовавшей еще при СССР системы – восстановить лесную охрану в достаточном количестве, наладить авиалесоохрану, создать специализированные пожарные службы при лесничествах.

Лидия Пехтерева

0 коммент.:

Дописати коментар