субота, 15 квітня 2017 р.

Исследования ученых, опасный америций и продажа дров. Чем живет Полесский радиационный заповедник

Чем живет территория Беларуси, больше всего пострадавшая от радиации? Какую опасность несет америций — радиоактивный элемент, который появляется после распада плутония? Зачем в Полесском заповеднике заготавливают лес и разводят лошадей на продажу? Безопасно ли это? Во время пресс-тура, организованного департаментом по ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС, TUT.BY побывал в Полесском радиационно-экологическом заповеднике и задал вопросы, которые беспокоят экологов.

30% цезия и 70% стронция, выпавших на Беларусь. Чем живет заповедник?

Директор Полесского заповедника Петр Кудан проводит экскурсию по земле, потерянной для белорусов почти навсегда. Заповедник в Хойникском, Наровлянском и Брагинском районах появился еще в 1988 году.

— В начале девяностых стало ясно, что в ближайшие тысячи лет, по крайней мере, на 50−60% этой территории нельзя будет жить, заниматься активной хозяйственной деятельностью, — рассказывает Петр Кудан.

Создали заповедник со строгим режимом посещения, чтобы исключить перенос радионуклидов на земли, которым от радиации досталось меньше.

В этих краях до аварии на атомной станции в Украине было 92 населенных пункта, в которых жили 22 тысячи человек. Всех пришлось отселить. Петр Кудан и сам родом из сильно пострадавшей от радиации деревни — правда, она в состав заповедника не вошла — подробно об этом TUT.BY уже рассказывал.

Мощность дозы на въезде в заповедник кажется небольшой, если знать, что в глубине заповедника, возле вышки на опытной станции «Масаны» (оттуда уже видно ЧАЭС), достигает 4 единиц микрозивертов в час«Джунгли заповедника» — так говорят его сотрудники о природе, которая бурно развивается здесь. Среди этих «джунглей» затерялись хаты, школы, здания сельсоветов, которые в спешке приходилось покидать людям.

— Совы, волки, барсуки живут в домах, — рассказывает Петр Кудан. — Все уже в биоценоз укрепилось, поэтому сносить эти дома, проводить в них какие-то работы уже нецелесообразно.











Сотни ученых на заповедной территории изучают радиацию, здешний животный и растительный мир.

— Особенно высокие уровни радиации накапливают кабаны, рыбы, хищники, — рассказывает Петр Кудан. — Но есть зависимость от того, чем они питаются. Если кабан постоянно роется в земле и заглатывает с пищей ее частицы, то у него аномально высокие уровни загрязнения. Но все равно: природа в заповеднике отреагировала на отсутствие человека настолько положительно, что даже воздействие радиации не нивелирует положительный эффект.

Научные эксперименты. Цезий, стронций и опасения по америцию

Ученые не только исследуют то, как радиация влияет на живые организмы, но и разрабатывают технологии, как уменьшить ее воздействие на людей, которые живут на загрязненных территориях.

— Некоторые технологии дали научный результат. Например, персик — южная культура, в Беларуси обычно не возделывается. Но у персика минимальные коэффициенты накопления радионуклидов, поэтому население в округе активно выращивает персики и абрикосы, — поясняет Петр Кудан.

Площадь загрязнения после аварии на территории заповедника составляла по цезию — тысячу кюри, по стронцию — более 20 кюри, по плутонию — более 5 кюри. По закону зоной отчуждения считается уже площадь с загрязнением по цезию более 40 кюри, по стронцию более трех кюри, а по плутонию — 0,1 кюриУченые содержат 15 лошадей: отслеживают, как сказывается радиация на потомстве, на здоровье животных. Летом лошади пасутся прямо на научной станции «Масаны» — там высокие уровни загрязнения, а с вышки видна Чернобыльская атомная станция и появившееся недавно новое укрытие над реактором.

— Лошади накапливают радиацию там, их кормят загрязненными кормами. Наши сотрудники ежегодно до мелочей изучают нескольких лошадей: изменения в их органах, тканях.

Наиболее опасный элемент, выпавший на белорусскую землю, — плутоний-241. После того как наступает период его полураспада (14,4 года), появляется новый — америций-241.

Директор Полесского радиационно-экологического заповедника Петр Кудан— Самые опасные радиоактивные элементы — это альфаизлучатели, к ним относятся америций-241, плутоний-239. По расчетам ученых, до 2056 года радиационная обстановка на этой территории будет усложняться, потому что начнется активное образование америция-241. Если альфаизлучающая частица попадает, например, на ткань желудка с какими-то продуктами питания, это сразу вызывает очень серьезные последствия у людей, — рассказывает Петр Кудан.

Америций-241, как и другие трансурановые элементы, пока мало изучен.

— Мы до 2015 года активно изучали воздействие главных дозообразующих элементов — стронция и цезия. Ведь раньше мы таких объемов америция не наблюдали. Но чем ближе мы будем к 2056 году, тем лучше сможем приборно оценить его воздействие.



— Угроза америция существует по всей территории заповедника?

— Однозначно, потому что плутоний распространен практически по всей территории, — отвечает собеседник.

Хозяйственные вопросы. Безопасны ли древесина, мед и племенные лошади из заповедника?

Сегодня площадь заповедника 216 тысяч гектаров, из них 68 тысяч гектаров отведены под экспериментально-хозяйственную зону. Немногие знают, что здесь уже много лет производят мед на продажу, выращивают племенных лошадей и заготавливают древесину. На этом заповедник в прошлом году заработал 4 миллиарда рублей «старыми». И зарабатывать на том, что выращено на месте, планируют больше.

По крайней мере, это следует из плана мероприятий, который пришел из департамента по ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС еще осенью прошлого года. Там сказано, что заповедник должен «нарастить объемы» по самым разным направлениям. По поводу этих документов экологи «Гомельского зеленого портала» высказывали свои опасения еще в декабре 2016 года. Есть эти документы и у TUT.BY.





Потянет ли заповедник, заточенный на науку, «сельскохозяйственную» программу и к месту ли увеличивать объемы продукции на сильно загрязненной радионуклидами земле? Оправдают ли себя затраты на выращивание здесь чистой продукции? И действительно ли она чистая? Такими вопросами задаются и экологи на сайте и ученые, которые попросили TUT.BY не называть их имена.

Новый директор департамента при МЧС Александр Титок рассказывает, что объемы производства у заповедника просят увеличить «не просто так», а на основании научных исследований.

Директор департамента по ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС Александр Титок— Ни один куб леса не выедет за территорию заповедника необследованный или с превышением, — говорит он. — В заповедной зоне ничего не производится, а эти 68 тысяч гектаров — площадь, которая позволяет производить нормативно чистую продукцию. Многие годы заповедник выращивает племенных лошадей, разводит пчел, продает мед, пиломатериалы — и это пользуется спросом у населения.

Руководитель департамента добавляет, что еще одна цель — показать людям, которые живут недалеко от заповедника, что им не стоит бояться вести хозяйство на своих землях.



В то же время здесь говорят: цезий из организма тех же племенных лошадей выводится, если давать им чистый корм. Но проверить их на содержание стронция — дело непростое. К тому же стронций накапливается в костях и уже не выводится.

— Есть республиканские допустимые уровни на отдельные виды продовольствия, которые требуют обязательного контроля на содержание стронция, — говорит Петр Кудан. — В первую очередь это молоко. В принципе, мы на территории заповедника производством молока не занимались и не занимаемся. Результаты нашей работы, исследований наших сотрудников показали еще в первые годы, что это направление не для заповедника. Мы занимались вопросами обоснования производства условно чистой продукции крупного рогатого скота и лошадей. И наши исследования показали, что и такая продукция под вопросом. Но мы установили, что в Полесском заповеднике можно заниматься племенным коневодством. Мы реализуем тех лошадей, которые растут на чистых кормах.



Директор заповедника напоминает про те внебюджетные 4 миллиарда рублей «старыми», заработанные в прошлом году.

— В экспериментально-хозяйственной зоне мы обязаны убирать лишнюю древесину, а если 40% ее соответствует нормам, почему ее не надо брать? Вопрос стоит в том, что мы в первую очередь научные цели ставим, а вот пришел Александр Иванович (новый директор департамента. — Прим. TUT.BY) — он еще и ставит задачи эффективного использования. Что, плохо будет нашим работникам, если мы заработаем 8 миллиардов («старыми». — Прим. TUT.BY) и эти деньги направим на материальное стимулирование, на повышение фонда заработной платы?

Лес, который продает заповедник, нормам соответствует, уверяет директор, и использовать его можно для любых целей, даже печи топить.

— Пиломатериалы мы продаем даже через биржу — никто не станет работать во вред, — добавляет Александр Титок.



Журналисты попросили ученых, которые сами проводят исследования, высказаться на тему безопасности товаров из заповедника. Например, заведующий лабораторией спектрометрии радиационных измерений Вячеслав Забродский так рассказывает про исследование двух племенных лошадей:

— Содержание цезия и стронция достаточно низкое, ниже допустимых уровней, но стронций в больших количествах зафиксирован в костях.

— Мы отражали, что стронций накапливается в костях, но кто из нас ест кости? — задается вопросом директор заповедника. — Дальнейший контроль по законодательству возложен на потребителей.



— Следите ли вы за судьбой проданных животных? Нужно ли захоранивать умерших лошадей, в костях которых много стронция, каким-то особенным образом?

— Если на мясокомбинате не могут получить костную муку — они уже решают вопросы захоронения. Но позвольте: не такие уж большие уровни там по стронцию, чтобы их каким-то особым образом захоранивать. Мы в год продаем 50 лошадей, — отвечает Петр Кудан.

Представитель лаборатории Вячеслав Забродский уточняет информацию:

— Допустимый уровень концентрации стронция в веществе, чтобы считать его радиоактивным отходом, — сто тысяч беккерелей на килограмм, а в костях лошадей их две тысячи. Так что, я считаю, их нельзя рассматривать как радиоактивный отход, а вполне можно захоранивать на бытовом уровне.



Замдиректора заповедника по научной работе Иван Яночкин абсолютно не согласен с возможной угрозой от стронция в костях племенных лошадей. Он настаивает: лошадей, которые уходят с природоохранной территории, можно считать экологически чистыми.

— Вообще за последние 30 лет радиологическая наука сработала на отлично. Нам удалось снизить на 30−40% содержание цезия и стронция в животноводческой продукции.

Стоит ли продавать продукцию с территории заповедника, если трансурановые элементы пока не изучены?

Планирует ли государство выделять ученым из заповедника какие-то суммы — конкретно для исследования малоизученных трансурановых элементов? Возможно, стоит направить усилия на подробное изучение того же америция уже сейчас?

— Это научная работа, они ее уже проводят, — говорит Александр Титок. — К тому же мы хотим создать на базе заповедника международный научный центр, уже есть договоренности.

Но если еще мало исследовали америций, можно ли вести в заповеднике активную хозяйственную деятельность и продавать что-то за его пределы, интересовались журналисты. Кто может поручиться за америций, например, в дровах, которые продают местным жителям?











В ответ Александр Титок уверяет: в основном плутоний и америций находятся в 30-километровой заповедной зоне, а в экспериментально-хозяйственной зоне выпадали в основном цезий и стронций, которые изучены больше.

Однако на сайте самого департамента есть атлас с картой загрязнения америцием Полесского заповедника (за 2009 год). По окрасу карты можно увидеть, что в меньшей или большей степени этим радиоактивным элементом загрязнена почти вся территория заповедника.

Атлас современных и прогнозных аспектов последствий катастрофы на Чернобыльской АЭСПредставитель исследовательской лаборатории Вячеслав Забродский рассказывает, что некоторые опыты по переходу трансурановых элементов в растительность, в объекты живой природы уже проводились.

— Тут, к нашему счастью, матушка-природа позаботилась: если коэффициенты перехода цезия и стронция порядка единицы, то способность трансурановых элементов переходить в объекты живой природы — меньше в тысячу раз, в десять тысяч раз, — отметил ученый во время встречи в Полесском заповеднике с журналистами. — В прошлом году мы провели первые исследования по определению америция и плутония на опытных животных. На этом этапе нельзя сказать с достаточной долей уверенности, что они попадают в организм животных. И что не попадают — нельзя. Но наша программа будет продолжаться еще 4 года, мы будем расширять круг исследования. О результатах вам сообщим.



К слову, у TUT.BY есть промежуточный отчет того же ученого для департамента по ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС. В нем мнение исследователя по поводу опасности трансурановых элементов не однозначно. Он пишет: «В Беларуси в последнее время стали появляться предложения о передаче некоторых участков ПГРЭЗ в хозяйственный оборот. Однако для оценки последствий возможных передач территорий еще не хватает экспериментальных данных, необходимых для прогноза возможного содержания изотопов плутония и америция в сельскохозяйственной продукции в случае ее получения на этих землях. Миграция ТУЭ (трансурановых элементов. — Прим. TUT.BY) по биологическим цепям до сих пор изучена недостаточно, и соответствующая научная информация в настоящее время только накапливается».

Читайте также

«Пока три месяца жила в Минске, думала, что в тюрьме». Истории людей, которые не убежали от радиацииХранители отравленной земли. «Плутония, америция боятся — а мы уже привыкли»

15 Апреля 2017 12:30

0 коммент.:

Дописати коментар