понеділок, 3 квітня 2017 р.

Бурштин по-американськи

Незаконные золотые прииски уничтожают тропические леса Амазонки?




Многие реки в Перу стали оранжевыми из-за загрязнения от незаконной добычи золота. Как сообщает USA Today, вырубке также подверглись многие деревья. Их место заняли башни для просеивания и экскаваторы.

В Перу, крупнейшем производителе золота в Латинской Америке и шестом по величине в мире, долгое время боролись с незаконной добычей золота. Тысячи небольших непроверенных бригад, добывающих золото из Амазонки, ответственны за почти 200 квадратных миль территорий, оставшихся без леса. Из-за золотодобычи вода оказалась заражена ртутью настолько, что в нескольких регионах в прошлом году было объявлено чрезвычайное положение. 

Президент Педро Пабло Кучински вступил в должность в июле, пообещав заняться проблемами «неформальной» или незаконной добычи. У него есть амбициозный план по пересмотру устаревших и неэффективных государственных законов.

Он ввел более строгие экологические регламенты, упорядочил процесс выдачи разрешений на законные подрывные работы и предложил ввести финансовые стимулы для горных работ, чтобы подчинить их правительственному надзору.

Но шахтеры сопротивляются этим изменениям из-за процветающего черного рынка золота.

«Вся страна подобна мафии. Это одна большая мафия. Как ты собираешься выиграть у мафии? Ты не можешь», - говорит 40-летний Маркос Лловера из Куско о золотодобывающей промышленности.

Лловера управляет шахтой в небольшом городке Куинс Мил, используя один арендованный экскаватор и один фильтр. Он продает добытое золото покупателям из других стран в Лиме, столице страны.

Процесс золотодобычи оставил большие участки земли без растительности, сделал берега реки непрочными и превратил воду в коричневую, оранжевую и даже голубую. Кучински планирует сократить объемы незаконной добычи вдвое к 2021 году, но сейчас незаконная добыча продвигается все дальше в джунгли.

Лловера ведет подрывную работу неофициально, как и большинство других мелких бригад. Это возможно из-за административной лазейки. Он получил разрешение на осуществление взрывов, но осуществляет их без надзора, который должны были обеспечить региональные власти.

Непонимание между правительственными структурами означает, что небольшие бригады, такие, как у Лловера, могут работать в бюрократической неопределенности, в то время как чиновники пытаются определить, какие из них являются законными, кто несет ответственность за правоприменение и что делать с загрязнением, полученным в результате добычи.

Закон вступил в силу в марте, чтобы упростить этот процесс, сократив требуемые федеральные разрешения с шести до трех. Многие другие правила были изменены для улучшения контроля за использованием техники и доступом к воде, но количество «незаконных» бригад не уменьшилось.

Кучински попытался убедить горнорабочих подчиниться правительственному надзору и встретился с рабочими в богатом полезными ископаемыми районе Мадре-ди-Диос в прошлом году для организации регулярных переговоров. Но только 114 из 70 000 горняков, которые согласились в сентябре на легализацию, действительно сделали это.

«В горнодобывающих секторах нет готовности к формализации. Никто не заинтересован в ней», - заявила Джулия Куадрос Фалья из группы по защите окружающей среды CooperAcción, которая борется с незаконной золотодобычей в Перу.

Куадрос сказала, что попытки «заключить сделки» с шахтерами и упростить процесс получения разрешения являются неправильным подходом, поскольку экологическая эксплуатация и уклонение от уплаты налогов были ключом к успешной мелкомасштабной добыче на протяжении десятилетий.

Она утверждала, что администрации Кучински необходимо улучшить координацию между федеральными и региональными агентствами, потому что все уровни правительства, которые пытаются защитить Амазонку, перестали эффективно работать вместе.

Многие торговые маршруты, по которым золото вывозилось в Чили, Боливию, Эквадор и Бразилию, которые были закрыты после прихода Кучински, уже были заменены новыми.

«Законы существуют, но не принимаются эффективные меры по их обеспечению», - заявила Марта Охеда, сотрудник Национальной службы лесного хозяйства и дикой природы района Киспичанчи-Куско.

Она сказала, что ее офис пытается прекращать горные работы, которые используют тяжелые машины без разрешения. Также организация накладывает штрафы за вырубку деревьев или загрязнение воды, но такие шаги часто не могут оказать долгосрочного воздействия без координации с другими агентствами.

Перуанская армия иногда приезжает в район, чтобы взорвать неохраняемое горнодобывающее оборудование. Но, по словам Охеда, ее никогда не предупреждают о таких мероприятиях. И, тем более, не говорят, что делать с обломками оборудования, ржавеющего в джунглях.

«Чтобы бороться с проблемой, все ведомства должны действовать сообща», - считает Охеда.

0 коммент.:

Дописати коментар