Лісівник

четвер, 1 червня 2017 р.

Плодородные украинские черноземы в плену бесплодных национальных заблуждений



В Украине 25 лет продолжаются споры относительно того, нужно ли продавать сельскохозяйственную землю, или же произойдет чудо наша прекрасная страна станет могучим агролидером поскольку с неба спустятся инопланетяне-спасители. Эти дискуссии знаковые, поскольку показывают пропасть между нами и развитыми миром. Данная пропасть культурная, цивилизационная, а не экономическая.

Несколько дней назад я поставил на «Хвиле» статью аналитиков Украинского Института Будущего Анатолия Амелина и Ольги Хоменко “Ціна мораторію на землю — $50 млрд. втрачених інвестицій”. Вокруг нее разгоралась дискуссия на моей странице в Facebook, которая вывела меня на этот текст.

В частности, Евгений Хисный задал такой вопрос: «Вводится свободная продажа земли, за ней следует поднятие цен на продукты(хотя они и сейчас растут как на дрожжах) ну и т.д. а население как получало 100 у.е в среднем так и будет получать. В итоге население нищает\недоедает и т.д. а кто-то на верхах «зарабатывает» на очередной дом\машину\фабрику и т. д.»

Странный украинцы народ, хотят жить как в Норвегии, но чтобы цены были как в Украине. Так не бывает. Рост стоимости активов влечет за собой рост цен. Таковы законы экономики. Чем богаче страна, тем выше цены. В Британии вам чашку кофе за 20-30 гривен не нальют, но украинцы чего-то рвутся в Британию. Также будет и с землей.

У нас жалуются, что в стране всего несколько десятков тысяч фермеров, а в соседней Польше несколько миллионов, но при этом боятся ввести продажу земли, чтобы олигархи не скупили. Но в той же Польше давно существует рынок земли. Однако у нас вообще даже не задумываются, что это как-то взаимосвязано. То есть, много в представлении Олега Ляшко и Юлии Владимировны много фермеров может быть без частной собственности, без Земельного банка, где они под залог могут взять кредиты на покупку семян или сельхозтехники, без емкого потребительского рынка, без развитой инфраструктуры, которая позволяет собирать, хранить и доставлять к потребителю продукцию. Все это исчезает из взора критиков продажи земли, но остаются один тезис — есть богатющие черноземы и огромные деньги, которые когда-то можно будет на них заработать. Когда-то этот святой момент наступит и, очевидно, что критики отмены моратория вроде Тимошенко связывают и идеальные люди, родившиеся из неидеальной среды по справедливости все распределят.

Ну, хорошо, допустим, есть угроза, что земля попадет в руки агробаронов ( по большому счету, она уже в их руках через долгосрочную аренду). Почему же тогда не ввели продажу земли в 1992 году, когда никаких олигархов не было? На что надеются те, кто тормозят продажу земли?

На самом деле, те, кто тормозят продажу земли надеются, что они и дальше будут за копейки ее арендовать и получать сверхприбыли. Остальная масса по своей глупости надеется на то, что можно достичь процветания без частной собственности, без свобод, без образования, просто сидя на таблице Менделеева и черноземах, ничего не делая. При этом она будет получать ренту от глупых иностранцев, которые будут платить сумасшедшие деньги за доступ к уникальным украинским ресурсам. Нет, это реальная картинка в голове большинства украинцев — они серьезно думают, что кто-то должен им много платить за то, что у них валяется под ногами.

Такая логика «пересичного громадянина» ничем не отличается от логики олигархов. У нас каждый второй рантье. Кто-то сдает в аренду разваленную хрущевку, доставшуюся от бабушки; крестьянин сдает в аренду «свій клаптик» агробарону; государство за копейки сдает в аренду газовые сети и энергетическую инфраструктуру, а олигархи наживаются на том, что используют все эти дармовые ресурсы не вкладываясь в развитие; в Карпатах рубят лес, а в Полесье копают янтарь; чиновники получают за взятки статус инвалидов или убдшников и так по кругу (мне рассказали недавно, что в одной из областей на 1,4 млн населения 1,2 льготников). В общем, доминируют логика купи-продай, а чаще своруй-продай. Но откуда-то каким-то чудесным образом в этом мире примитивных инстинктов должна появиться индустриальная мощь, технопарки, развитая правовая культура, лучшая медицина и образование? Фактически, за всю эту красоту должны платить пара-тройка миллионов человек, которые вкалывают, генерируют капитал и которых за это нещадно прессуют. Кстати, именно эту мрачную картину социального паразитизма показал Игорь Тышкевич на базе открытых источников Минсоцполитики.

Это просто гениальная в своей абсурдности социальная система. Но поскольку она противоречит здравому смыслу и базовым принципам человеческого общежития, то она обречена на погибель. Собственно говоря, демографическая статистика это и фиксирует — на на 300 тыс рождающихся у нас 600 тыс. умерших плюс миллионы бегущих за границу в поисках лучшей судьбы.

Вся беда в том, что украинцы плохо понимают, что справедливость есть продукт системной деятельности, часто ожесточенной борьбы за свои интересы. Недостаточно два раза выйти на Майдан, чтобы наступил рай, но нужно десятилетиями выбивать себе то, что считается само собой разумеющимся в Норвегии, Британии или Франции. Кстати, в этих странах такая борьба продолжалась десятилетиями, а то и столетиями. Английская революция 17 века началась в 1640 году, а закончилась во время Славной революции 1688-1689 годов. Но прошло еще более 200 лет, прежде чем в Великобритании окончательно появились всеобщее избирательное право, расширились права женщин, профсоюзы и много чего еще. При этом раздел земли шел далеко не по справедливости, а по праву сильного. Всем известен процесс огораживания, когда крестьян массового сгоняли с общинных земель, чтобы получить поля для выпаса овец, чья шерсть была нужна британской промышленности для производства высококачественных тканей. Крестьянская война 1524-1526 годов в Германии является другим примером такой борьбы. Это восстание было крупнейшим до Великой Французской революции 1789 года. В нем участвовало более 300 тыс. крестьян, а число погибших достигло 100 тыс. Когда вы наслаждаетесь пасторальными видами в районе Эрфурта, то должны помнить, что все эти холмы обильно политы крестьянской кровью и в основе современной немецкой мощи лежат эта социальная борьба и огромные потери, что ее сопровождали. А еще труд, труд и еще раз труд.

В Украине атрофировалось понятие труда и его ценности. Когда мне с восторгом рассказывают о том, что селянам платят уже в месяц аж 10-12 долларов аренды за гектар украинских черноземов, то трудно удержаться от саркастичного хохота, если вспомнить, что платные смайлики на вайбере стоят по 2 бакса за серию. Проще говоря, пятая часть гектара славных украинских черноземов стоит столько же, сколько один платный виртуальный смайлик на вайбере. В принципе, это неплохая динамика, когда селянину нужно лет семь ждать платы за аренду своего гектара, чтобы купить айфон. Впрочем, если есть пай в 2-3 га, то можно купить айфон за 2-3 года, а там Маск глядишь и хороший интернет проведет. Мечтая для своих «дітей кращого життя” наше общество настолько погрязло в маразме, что даже не может сложить дважды два очевидных вещей, которые каждый может увидеть. Но нет, у нас ломают сотни копий по поводу того, что десятки стран уже давно прожевали и выплюнули сотни лет назад.

В этой ситуации бессмысленно ожидать наступления справедливости. Справедливость есть следствие действий мотивированных социальных групп. Не тех смешных групп, что нынче стоят у одиноких палаток «Батькивщины» по референдуму о земле ( у Юлии Владимировны явный кризис жанра, потому на все вопросы у нее один ответ — референдум (по НАТО, по земле, по языку — не важно в принципе, главное создать видимость борьбы). Однако, видимость борьбы ничего не решить. Пока украинские крестьяне не начнут объединяться в политические организации, а фермеры не создадут свои реально работающие ассоциации, справедливость будет заключаться в том, что они будут получать 100-200 долларов в год за свои паи, агрохолдинги будут выжимать из земли максимальные доходы, истощая наполовину истощенные украинские черноземы, а большая часть украинцев будет против частной собственности на землю, ожидая прихода Партии инопланетян-спасителей Украины.



Тем временем, в мире будут появляться такие вертикальные фермы, которым черноземы вообще не будут нужны. А дальше роботы-художники нарисуют эпическую картину «Украинские селяне сидят у разбитого корыта некогда плодородных черноземов».


Юрий Романенко, Украинский Институт Будущего, "Хвиля"

0 коммент.:

Дописати коментар