Лісівник

субота, 3 червня 2017 р.

Состояние и проблемы лесного сектора Украины: предварительные итоги анализа

 03/06/2017  
Ниже текст моего выступления на круглом столе программы ПРОФОР во Всемирном Банке 1.06.2017 . Комментарии, вопросы и, особенно, критика – приветствуются. М.П.
Уважаемые коллеги,
Наш проект нацелен на поддержку реформ, конечной целью которых является повышение устойчивости и эффективности лесного сектора Украины. Достичь поставленной цели можно только в том случае если реформа базируется на объективном представлении о положении дел в секторе и понимании проблем, тормозящих его развитие.
В своей презентации я представлю базовые цифры, характеризующие лесной сектор и предварительные результаты их анализа, который был нацелен на выявление проблем, на которые следует обратить внимание в ходе поиска путей улучшения ситуации.  В ходе анализа использовались как официальные, так и оперативные   данные государственной, ведомственной и международной статистики доступные по состоянию на май месяц текущего года.
Прежде, чем перейти к цифрам напомню основные особенности украинской модели управления лесами. К ним относится:
абсолютное преобладание публичной (более 99%), в основном государственной (около 90% собственности на леса;распределение функций государственного управления лесами между многими органами центральной и местной власти;смешанная «частно-публичная» модель ведения лесного хозяйства в государственных лесах.
Для европейских специалистов необычным является то что, профессиональные структуры, отвечающие за ведение лесного хозяйства, лишены права распоряжения лесами, которым наделены местные органы власти (1), а также то, что государственные лесные предприятия работники которых относятся к государственной лесной охране, носят погоны и наделены статусом правоохранительных органов, одновременно имеют право собственности на заготовленную древесину и действуют на рынке, по тем же правилам, что частные предприниматели (2).
А теперь обратимся к цифрам и посмотрим, как подобная модель проявляет себя на практике. Начнем с оценки ресурсного потенциала.
Если верить статистике:
лесами занято лишь 16.4% территории Украины. По этому показателю страна занимает 32 место в европейском рейтинге;только 54% имеющихся лесов доступно для заготовки древесины. 33 место.Общий прирост лесов оценивается в 35 млн.кбм иди около 4 кбм/га, что по продуктивности лесов ставит Украину в один ряд со Швецией и Финляндией значительная территория которых находится в северных широтах;ежегодная заготовка около 20 млн.кбм ликвидной древесины (около 60% прироста), из которых почти 60% составляет топливная древесина.
На этих и подобных цифрах базируется распространенное представление о том, что Украина малолесная страна, с низким лесоресурсным потенциалом. Однако оно ошибочно, так же, как и большинство приведенных цифр.
Теоретические расчеты, а также данные математико-статистической инвентаризации лесов свидетельствуют о том, что оценки прироста древесины занижены приблизительно в два раза. Соответственно степень его использования завышена. Для заготовки древесины доступно около 90% площади лесов Украины. Выход топливной древесины в ходе заготовок завышен как минимум в два раза за счет включения в её состав древесины для производства плит, целлюлозы и даже пиломатериалов. Таким образом, Украина имеет прекрасные условия для выращивания лесов и по праву входит в шестерку европейских стран с наибольшими запасами древесины. Лесоресурсный потенциал страны явно недооценен, что связано как с грубыми ошибками, так и сознательным искажением отчетности.
Мифы о малолесности Украины базируются на средних оценках лесистости. Низкие значения этого показателя объясняются тем, что около 40% её территории находятся в степной зоне, почвенно-климатические условия которой неблагоприятны для роста лесов.  Изначально в этой зоне доминирует травянистая растительность, а леса являются интразональным явлением и приурочены к долинам рек и возвышенностям. На леса степной зоны приходится около 7% общего запаса украинских лесов, ресурсное значение которых минимально (красный блок – АР Крым). На остальной территории существуют хорошие и прекрасные условия для ведения прибыльного лесного хозяйства. По сути, сама природа разделила страну на две зоны: в первой лесное хозяйство имеет самостоятельное, в том числе ресурсное значение, во-второй, выращивание лесов и другой древесной растительности полностью подчинено целям аграрного сектора, а также экологии и рекреации. Важно подчеркнуть, что несмотря на кардинальные территориальные различия, в Украине используется единая экономическая модель ведения лесного хозяйства.
Украина признает многоцелевое значение лесов и учитывает его путем их деления на категории по одной основной функции и ввода ограничений на лесопользование, основным из которых является запрет плановых рубок главного пользования. Замена насаждений осуществляется путем санитарных и лесовосстановительных рубок на фазе его усыхания и распада. Следствием подобной практики является:
ухудшение состояние лесов;
накопление низкокачественных перестойных насаждений при катастрофическом отсутствии молодняков;
«ведение хозяйства на дрова» и многочисленные упущенные выгоды, как текущие, так и долгосрочные
Политика Украины всегда была направлена на увеличение площади лесов и лесистости страны. В советское время в этом направлении были достигнуты впечатляющие успехи. Однако ситуация изменилась. Сегодня в обществе существует две точки зрения по этому вопросу. Официальная лесная власть утверждает, что планы лесоразведения выполняются, а все срубленные леса успешно восстанавливаются (1). Представители общественных организаций и гражданского общества всё громче говорят об уничтожении лесов (2). Между тем статистика свидетельствует о следующем:
работы по лесоразведению стране практически прекращены. Создавать видимость благополучия удается только путем ежегодной корректировки планов;ситуация с лесовосстановлением в количественном отношении благополучна. Перевод молодняков в покрытую лесом площадь близок к площади сплошных рубок;наблюдается значительный рост площадей естественного возобновления, в связи с чем возникают вопросы к его качеству;системой дистанционного мониторинга лесного полога зафиксировано незначительное (по Украине на 1.8%) уменьшение его площади. В некоторых регионах оно заметно больше. Главная причина этого заметное увеличение площади молодняков до смыкания, связанное со значительным увеличением рубок и медленным ходом восстановления погибших насаждений.
Таким образом, концепцию лесоразведения в Украине необходимо пересматривать, прежде всего в части внедрения  принципов и методов агролесоводства на землях с.-х. значения всех форм собственности. В части лесовосстановления приоритетными являются задачи внедрения методов лесного хозяйства,ориентированных на сохранение «непрерывного лесного покрова» (выборочное хозяйство)  и прекращение пагубной практики тиражирование новых порослевых генераций в условиях пригодных для выращивания производительного икачественного леса.

Объемы заготовки древесины в Украине за последние 10 лет выросли на 6 млн.кбм и достигли 22 млн.кбм. Интенсивность эксплуатации растущих запасов остается относительно низкой, в среднем в год выбирается немногим более 1% запаса. Запасы хвойных эксплуатируются в среднем в 1.5-2 раза интенсивнее, чем лиственных.

В стране параллельно существует две системы рубок – плановая (зеленые тона на графике) и вынужденная (красные тона).  Плановая состоит из традиционных рубок главного пользования и рубок ухода, вынужденная из сплошных санитарных и лесовостановительных рубок, цель которых замена распадающихся лесов, а также выборочных санитарных рубок – в ходе которых из насаждения выбираются ослабленные и усыхающие деревья. Доля заготовки при вынужденных рубках за годы независимости выросла от 15-20 до 60%. Сейчас они являются важнейшим и стабильным элементом украинской модели ведения хозяйства. Оценивая этот факт следует учитывать то, что основным «сортиментом» древесины, заготавливаемой при «вынужденных рубках» являются ДРОВА.

Площади плановых и вынужденных рубок обновления лесов приблизительно равны. Не будет большой ошибкой вывод о том, что в стране ежегодно рубиться две одинаковых площадных лесосеки – расчётная и по состоянию.

Площадь выборочных санитарных рубок почти в два раза больше, чем площадь всех видов рубок ухода. Это является прямым свидетельством наличия серьезных проблем, связанных с практикой выращивания лесов в Украине.

К другим особенностям украинской модели лесовыращивания являются:

Избирательность рубок. За последние 10-летие ежегодный «недоруб» расчетной лесосеки вырос в два раза и в последнее 5-летие стабилизировался на уровне 1.2 -1.3 млн. кбм в год (13-15% лесосеки). Естественно на корню оставляются малоценные и труднодоступные леса;Низкий охват молодняков и средневозрастных насаждений рубками ухода. Если допустить, что лесоводы системы Гослесагентства проводят рубки ухода только в насаждения 4-х пород – сосны, ели и высокоствольного дуб и бука, то 10 лет:одна прочистка будет проведена почти в каждом насаждении 10-20 летнего возраста;одно прореживание проведут на 30% площади лесов 21- 40 лет;одну проходную рубку проведут на 17% площади лесов 41-60 лет.Малая интенсивность выборки при проведении рубок ухода. В 2016 году общий объем заготовки с гектара среднем составил в насаждениях:10-20 лет – 12,3 кбм21-40 лет – 17,2 кбм41- 60 лет – 32,4 кбмОтсутствие адекватного регулирования размещения лесосек.Шаблонность и отсутствие мотивации к исправлению ошибок и освоению новых, прогрессивных методов и технологий

Все более очевидным следствием подобного хозяйствования является прогрессирующее ухудшение структуры и качества лесов, а также снижение их устойчивости.

Следует отметить, что перечисленные проблемы лесная власть связывает с недостатком денег или изменениями климата, упорно не желая замечать собственных ошибок и избегая перемен. Практически все новшества лесного законодательства последних лет инициированы экологическими организациями или представителями бизнеса, что, несмотря на благие намерения, чревато односторонностью и просчетами. Консервация нынешней системы управления означает прогрессирующую деградацию лесов и это весомое основание  задуматься о реформе.

Характеристику деревообрабатывающего сегмента лесного сектора начнем с оценки динамики производства, экспорта, импорта и видимого потребления древесины. Страна специализируется на производстве полуфабрикатов первичной и глубокой обработки. Цифры государственной статистики, характеризующие объемы производства всех видов продукции в последние 6 лет практически не меняются.

Бросается в глаза отрицательное значение видимого потребления продукции первичной переработки, в частности пиломатериалов и древесного угля. Отрицательное сальдо стремительно растет. Получается, что страна экспортирует в 1.5 раза больше досок и в 3 раза больше угля, чем производит.

По продукции более глубокой переработки в частности ДСП и фанеры ситуация более благополучна.
Основной продукт деревообработки в Украине – пиломатериалы. Они производятся в основном мелкими и мизерными производителями (классификация ориентирована на украинские реалии: по мировым меркам предприятие производящее 100 тыс.кбм пиломатериалов ближе к мелким, чем к гигантским), среди которых численно преобладают физические лица предприниматели и мелкие предприятия, работающие на льготном налогообложении.  Производство сконцентрировано в приграничных областях. В некоторых из них (Житомирская, Волынская, Сумская) заметный вклад в производство вносят предприятия Гослесагентства.

Характерной чертой лесного сектора Украины является хроническое отсутствие баланса между наличием древесины и её потреблением. Продемонстрируем это на элементарном примере.
Согласно официальной статистике в 2016 году экспортировано 664,2 тыс.кбм дубовых пиломатериалов и произведено 72 тыс.кбм дубовой фризы и ламели. На производство этой продукции необходимо не менее 1.2 млн.кбм пиловочника.

Вопрос. Как удалось произвести упомянутые объемы дубовой продукции, с учетом того, что объем заготовки пиловочника дуба в Украине в 2016 году составил 512 тыс.км?

Ответ. В Украине пиломатериалы производят из технологического сырья, которое учитывается как топливная древесина.

Так было не всегда. Долгое время выход деловой древесины в стране был таким же, как в соседних странах – около 90%. Статистика ФАО давно (с 2006-2207 года ) фиксирует резкое падение выхода деловой древесины в Украине, но недооценивает достигнутые результаты. По официальной статистике в 2016 году делова древесина составила только 40% (8.3 млн.кбм) из общего объема заготовленного ликвида. 60% (11,3 млн.кбм) отнесено к «топливной древесине» из которой 4.4 млн.кбмклассифицируются как «дровяная древесина для технологических нужд» и используется в лесопилении и плитном производстве.

Выводы неутешительны. В Украине:
Преобладает и опережающее развивается сегмент первичной деревообработки, для которого характерны:

высокая доля мелких и мизерных производствльготное налогообложениенизкая конкурентоспособностьзначительный и стремительно растущий теневой сектор
Наблюдается низкое внутреннее потребление выпускаемой продукции и ориентация производства на экспорт

Продолжается многолетняя стагнация развития

Отсутствует адекватная оценка ресурсного потенциала и баланс использования древесины
Основная причина сложившейся ситуации – негласная политика Гослесагентства.

На протяжении ряда лет Гослесагентсво лоббировало экспорт, который осуществлялся с использованием разных коррупционных схем, в том числе путем продажи древесины через контролируемые посреднические фирмы, которым продукция отпускалась по заниженным ценам, а затем перепродавалась реальным потребителям уже по рыночным. При этом лесхозы сразу отгружали древесины в адрес реального потребителя.  Одновременно, на внутреннем рынке был сформирован типичный «рынок продавца», на котором Гослесагентство диктовало цены и правила, которые затрудняли резидентам Украины доступ к ресурсам.
В начале 2014 года появилась надежда на изменение ситуации. Были сформулированы предложения по формирования понятной, прозрачной прогнозированной, учитывающей интересы постоянных клиентов системы торговли в числе которых были:
безусловных отказ от коррупционных схем и скрытого лоббирования отдельных покупателей;изменение правил классификации древесины;обеспечение свободного доступа к рыночной информации;формирование новых правил торговли, учитывающих интересы и повышающих ответственность, как продавцов, так и покупателей.

Полное игнорирование этих рекомендаций, послужило причиной инициирования закона о моратории на экспорт древесины.

Ещё на этапе обсуждения законопроекта, мне приходилось много говорить о том, подобное решение имеет многочисленные долгосрочные минусы и не является лучшим. На слайде, перечислены последствия моратория, которые представляют собой мою редакцию мыслей Эндрю Митчела, сформулированных в уже далеком 2004 году.

Спрос и предложения древесины на рынке Украины не сбалансированы, поэтому нет сомнений в том, что мораторий увеличит давление на продуктивные леса и заставит резко снизить рубки в лесах низкокачественных, ухудшит экономику государственных лесных предприятий, заставит их заниматься первичной деревообработкой, тем самым создавая новые конфликты интересов и коррупционные риски.

Развитие неконкурентоспособной, мелкой теневой деревообработки принесет не налоги, а нелегальные рубки и коррупцию.

Крупные современные предприятия, которые начинают работу этой весной, не обеспечат увеличение числа рабочих мест в масштабах лесного сектора. Эти предприятия в час выпускают столько досок, сколько ФОП за год. Сотня их работников заменяют тысячи владельцев дворовых пилорам, а это значит, что мелкий бизнес будет вытесняться, что породит конфликт между мелким теневым и крупным официальным бизнесом за доступ к сырью.
И уж конечно, мораторий не истребит коррупцию, скорее наоборот.

Понимая все это, я считаю, чтов текущей ситуации отмена моратория не целесообразна. Первый шаг на пути к этому решению должна сделать украинская власть, наведя порядок в системе распределения древесины, заготовленной в государственных лесах.

Завершая эту тему замечу, что по сравнению оперативной статистики по производству пиломатериалов, фанеры и ДСП никаких сдвигов не наблюдается. Увеличения экспорта тоже нет. Можно говорить о почти полном замещении потерь от прекращения экспорта кругляка, которое произошло за счет экспорта продукции первичной переработки шпона, ДСП и столярных изделий. Кроме этого, с запретом экспорта можно связать резкое увеличение теневого производства пиломатериалов и древесного угля, а также ухудшение реализации и снижение доходов государственных лесных предприятий. В полной мере его последствия проявятся к концу года, после выхода на проектируемые мощности новых предприятий и реакции лесхозов на новую рыночную ситуацию.  
В практике экспортной торговли предприятий Гослесагентства также нет изменений. Это демонстрируют оперативные данные об экспорте древесины на предприятия двух австрийских деревообрабатывающих гигантов, размещенные в Румынии рядом с границей Украины. Во второй колонке размещены сведения о странах, в которых зарегистрированы фирмы, покупающие украинскую древесину, а также сведения о количестве таких фирм. Очевидно, что  рассматриваемые австрийские фирмы работают в основном через посредников, зарегистрированных в Великобритании (Лондон, Эдинбург). Характерно то, что руководство фирмы Эггер, производящий плиты, пиломатериалы и конструкции из древесины утверждает в прессе о том, что не закупает в Украине топливную древесину, а цифры, характеризующие экспорт дров топливных из Украины в Румынию на порядок больше, чем показатели румынского импорта этой продукции.

Экспорт, через посредников, является неизменным признаком торговой политики Гослесагентства, при этом названия некоторых посредников и/или адреса их регистрации остались такими же, что и при «злочинной владе», преступления которой к настоящему времени доказаны и официально признаны. Это не добавляет доверия к Гослесагентству и требует, как минимум, публичного объяснения.

Обобщая следует признать,государственная власть до настоящего времени не смогла обеспечить условий благоприятных для развития деревообработки, как сегмента, определяющего совокупную  доходность лесного сектора… и это важнейший довод в пользу реформ.

Проблем собственно ведения лесного хозяйства, деревообработки и лесного рынка достаточно для обоснования необходимости перемен. Однако есть ещё один блок вопросов, заставляющих задуматься о реформе. Эти вопросы связаны собственно с СИСТЕМОЙ Гослесагентства.  Их освещение требует отдельного доклада, поэтому ограничусь выводами.

В начале выступления я назвал украинскую модель ведения хозяйства «частно-публичной» или «частно-государственной». Думаю, что сегодня можно констатировать, что её «частная» составляющая полностью доминирует над государственной. 

На сегодня Украина единственная страна Европы где нет ни лесной политики, ни лесной стратегии, ни лесной программы. Очередной учет лесного фонда не проведен.  Система государственной поддержки ведения хозяйства в лесах высокой социальной и экологической значимости разрушена. Предприятия выполняющие исключительно государственные функции либо ликвидированы (АВИОЛЕСОХРАНА) либо находятся в бедственном положении и полноценно не выполняют свои функции (проектные и научные организации). Значительная часть лесов остается вне зоны внимания государственного органа исполнительной лесной власти.

Декларируемые Гослесагенством успехи и положительные тенденции финансово-производственной деятельности подконтрольных «постоянных пользователей», экономическая деятельность которых базируется на собственности на заготовленную древесину и доходы от её реализации, сильно искажены и преувеличены. Это связано с тем, что при анализе специалисты Гослесагентства не учитывают влияния инфляции, сравнивают несопоставимые показатели и неверно их трактуют. Фактически власть видит ситуацию в отражении «кривых зеркал».

Независимый анализ показывает, что расслоение «постоянных пользователей» по финансово-экономическим показателям достигло кульминации.  Подавляющее большинство государственных лесных предприятий степного региона – банкроты, не имеющие средств для выполнения своих базовых функций.  С каждым днем, появляется все больше аргументов, для того чтобы считать, что «точка невозврата» ими уже пройдена и государственное лесное хозяйство степной зоны разрушено.

«Успешные» лесные предприятия, директора которых получают зарплату сопоставимую и превышающую зарплату Нардепов и Министров, показывают рентабельность 2-4%. Ориентиром их деятельности всё в большей степени становятся интересы руководителей и работников, которые доминируют над интересами государства.  Отсюда завышение себестоимости работ, занижение сортности заготавливаемой древесины и другие методы, минимизации налогообложения…

В связи с прогрессирующей депрофессионализацией государственной лесной власти никаких надежд на исправление ситуации в рамках сложившейся системы НЕТ. И это последний мой аргумент в пользу реформ.

Нам важно знать, что Вы думаете по поводу состояния и перспектив сектора и я очень надеюсь на активное обсуждение поднятых тем. Опровергайте и критикуйте, но не молчите.

 М.Попков

 Приєднані файли

0 коммент.:

Дописати коментар