неділя, 25 червня 2017 р.

Магия-религия-государство-корпорация работают по одной схеме программирования населения


Мы живем в мире доминирования чужой мысли, чужого слова, которое приходит к нам с помощью индустриальных средств работы с массовым сознанием. Наша память — это институциональная память, созданная в нашей голове с помощью школы, университета, телесериала, книги. Никакая индивидуальная память не может конкурировать с индустриальной поддержкой нужного варианта памяти. Например, Сталин был идеалом до 1953, а Советский Союз до 1991, пока нам об этом рассказывала индустриальная пропаганда, которая намного мощнее индивидуального воздействия.

Значимые сообщения с виртуальным контентом всегда приходят к нам с еще одной составляющей, поддерживающей авторитетность этого контента. Это учитель, священник, профессор , журналист и под., если речь идет о живом общении. Назовем такой тип сочетания контент + контекст. Контекстом может быть известное лицо. Это мог быть Лев Толстой. Это мог быть Амосов, Глушков, Гончар. Сегодня такие индивидуальные говорящие во много исчезли. Он стали объединяться с должностью. Но такое объединение часто становится губительным, что произошло, например, с Сергеем Михалковым.
Если вспомнить разделение на страны с коллективным приоритетом (Восток) и страны с приоритетом индивида (Запад), то понятно, что на население первых влиять легче. При влиянии на массовое сознание вторых надо делать несколько дополнительных шагов, активирующих тип индивидуального поведения, который бы одновременно работал и на коллективные цели. Западный человек для достижения своих индивидуальных целей (дом, машина) должен был хорошо работать, что имеет позитивные коллективные последствия. Советский человек мотивировался более не материальными, а идеальными целями, а они были одинаковыми для всех (см., например, две ностальгические газетные статьи на тему жизни в советский период [1 — 2]).

Наиболее известным примером создания универсальной виртуальной системы является христианство. Оно перешло от катакомбной религии к доминирующей за несколько столетий в том числе за счет особенностей построенной в рамках христианства виртуальной системы, трансформировавших отношения между людьми от более жесткой старой системы к более мягкой. Другими стали в результате отношение к женщинам, к бедным, к больным.
Есть и естественно-научные объяснения распространения христианства типа того, что раз христиане ухаживали за больными, то выживаемость среди христиан была выше, но, конечно, важнее была новая виртуальная система.

Магию и религию объединяет одна важная характеристика — защита от негатива, причем они делают это и в отношении будущего, даже после смерти человека.

Известный итальянский исследователь магии де Мартино подчеркивал, что корни магии лежат в силе негатива в человеческой жизни, который отражается в следе травм, препятствий, разочарований и соответствующей ограниченности и хрупкости позитива ([3], см. о нем [4 — 6]). Кстати, в первой части своей книги он описывает ритуалы, которые направлены на то, чтобы разорвать связь человека с разными силами негатива.

Де Мартино пишет: «Магия повторяет себя в человеческой истории и, кажется, действует более как естественный факт, чем как человеческое действие» [7]. Он постоянно пишет о кризисе бытия, кризисе присутствия. Сумасшедший, по его мнению, оторвался от современности в какой-то точке прошлого.

У него была идеология «креативного марксизма», созданная под влиянием Маркса и Грамши ([8], см. о связи идей Мартино и Грамши [9]). Кризис присутствия, о котором говорит де Мартино, становится явным, когда мы имеем дело с болезнью, смертью, несчастьем [10]. Это все ситуации, где человек теряет чувство контроля. Такая же ситуация имеет место при силе технологии, например, в современной войне.

Человечество все пытается отойти от мира магии. Но вот эти точки вне персонального контроля возвращают его к магии или религии, поскольку при определенном уровне неопределенности человек чувствует себя некомфортно.

К. Гирц трактовал религию как систему символов [11]. Священные символы задают модель мира верующего, наиболее важные для него идеи порядка, мотивации поведения.
Причем человек может приходить в религию не только «пассивно», например, от рождения, но и «активно». Т. Фолиева, изучавшая рациональный тип обращения, отмечает: «Индивид, как ищущий и действующий актор, самостоятельно начинает поиск новых возможных оснований для себя через знакомство с «альтернативной идеологией и образом жизни» с помощью множества источников. него если не интеллектуальный труд, то кропотливая работа над своими знаниями и представлениями. Отсюда термин self-conversation, что напоминает термин self-made, а по сути является формой самостоятельной вторичной социализации или ресоциализации» ([12], см. также [13]).

И это примета нашего времени, начальной точкой отсчета которого стало так называемое «осевое время» Карла Ясперса. Именно в этот период, например, возникает отрыв человека от мифологического мира вообще. Ясперс отмечал: «“Мифологической эпохе с ее спокойной устойчивостью пришел конец. Основные идеи греческих, индийских, китайских философов и Будды, мысли пророков о Боге были далеки от мифа. Началась борьба рациональности и рационально проверенного опыта против мифа (логоса против мифа), затем борьба за трансцендентного Бога, против демонов, которых нет, и вызванная этическим возмущением борьба против ложных образов Бога. Божество неизмеримо возвысилось посредством усиления этической стороны религии» ([14], см. также [15]).

Однако следует признать, что мифологическая эпоха не ушла, как это фиксирует Ясперс, а просто поменялись типы мифологий. Как пример, можно привести и советскую эпоху, которая также обладала своей мифологией при достаточно рациональной науке, и одно не мешало другому.

Мистико-мифологическая часть сознания человека не исчезает полностью, какой бы рациональный характер ни принимала его жизнь. Вспомним разные приметы, которые продолжают действовать на современного человека, восстановим в памяти чтение гороскопов, которыми заняты наши друзья. Кто-то смеется над этим, а кто-то относится вполне серьезно.
Если на примитивной стадии развития была магическая защита от сил зла, то в наше время эту функцию приняло на себя… государство. Его силы призваны защищать бедных, давая им пособия, стариков, давая им пенсии, больных, давая им медицинскую помощь. До этого религия, например, христианство предоставляло такую же защиту в обмен на веру, реализуемую в типе поступков, подтверждавших принятие веры. В случае религии и государства есть чиновники, отслеживающие правильное поведение и требующие наказания за неправильное.

С. Иванов пишет о типаже такого «религиозного чиновника», действия которого имеют существенные последствия: «В западном христианстве фигура иерея сакральна. Кюре — посланец другого мира: во-первых, у них есть целибат, а значит, он не женат; во-вторых, он послан Римом, бесконечно далеким и никак не зависящим от нашего князя. В результате он оказывается вырванным из всей системы человеческих взаимоотношений, он не имеет вообще никакого отношения к нашему миру, к нашей повседневной жизни. Поэтому у него есть моральное право каждую неделю читать нам проповедь, проклинать нас, напоминать нам о том, что мы будем гореть в аду, и накладывать на нас наказания. Положение, которое церковь занимала на Западе, позволяло ей заниматься дисциплинированием людей. Отсюда — институт тайной исповеди, который очень рано сложился на Западе и очень плохо и не полностью сложился на Востоке. Регулярная тайная исповедь — очень важное психосоматическое упражнение: готовясь к ней, человек должен самостоятельно подумать о своих грехах, то есть посмотреть на себя со стороны. Это постепенно, песчинка за песчинкой, формирует того человека западной культуры, которого мы видим сейчас: человек, который ночью на берлинской улице стоит на красный свет, хотя вокруг никого нет, является цензором самого себя. Это в конечном счете результат как минимум четырехсотлетнего (а может, и шестисотлетнего) развития взаимоотношений церкви и общества. У этого процесса были ужасающие этапы: инквизиция, костры, пытки. Так что этот законопослушный гражданин Западной Европы является продуктом в том числе страшных вещей» [16].

Интересные процессы создания новых сакрализаций, связанных с современными сектами (см., например, исследование в этом плане сект Виссариона и Анастасии и их сакрализации пространства [17]). Все это примеры сект, создаваемых на наших глазах. Причем, если быть честными, не следует забывать, что и христианство было сектой в момент своего возникновения, лишь потом заняв место доминирующей религии. То есть у секты и религии явно есть больше общего, чем отличного.

Исследователи отмечают: «Исторически наша одержимость сектами процветает в периоды широкой религиозной неопределенности. Анти-сектовая активность в США имела пики в шестидесятые и семидесятые, когда американский религиозный ландшафт становился более разнообразным, а влияние традиционных институтов религиозной власти размывалось. Этот период, названный экономическим историком Робертом Фогелем «четвертым великим пробуждением», видел интерес к личных духовных и религиозных практиках с одновременным закатом базового протестантизма, давая развитие многочисленным новым движениям» [18]. Кстати, можно вспомнить и падение Рима, произошедшее с падением интереса к своим традиционным религиям в пользу религий чужих.

Лауреат Нобелевской премии Р. Фогель подчеркивает, что последние шесть десятилетий двадцатого века происходит эрозия роли материального продукта. Главными становятся не машины, электрические сети, здания, а человеческий капитал и капитал знаний [19 — 20].
Тоталитарные секты используют то, что можно обозначить как «физиология пропаганды». Это, например, ограничение часов сна, это безбелковая диета, все это для снятия сопротивления воздействию. В секте Виссариона также есть ограничения в еде: «система вот «агрессивной диеты» — это система, которая используется во всех тоталитарных государствах для формирования направленного поведения. Вот скажем в концентрационных лагерях фашисты в Германии не потому морили голодом своих заключенных, что не могли накормить (люди в принципе работали, зарабатывали средства и их можно было бы нормально питать), а не кормили потому, что среди большого скопления в концентрационном лагере людей не возникало возможности освободиться, организовать бунт. По этой же самой причине,скажем, в советское время в лагерях и тюрьмах тоже практиковалась «агрессивная диета». И опять-таки исключительно с той целью, для того, чтобы подавить возможность появления мысли об освобождении, побеге или бунте. При этом, скажем в условиях нашей системы создавались условия для «воров в законе», «авторитетов» получать питание из лагерного киоска или ларька для того, чтобы подавлять соответственно всех остальных заключенных. Вот … такая же точно система используется и Виссарионом, когда люди, попадающие под Минусинск оказываются вот жертвами, оказываются объектами, на которых испытываются и опробываются… Надо сказать, что сами руководители практически это не скрывают, совершенно нормально питаются, используя при этом вот систему, так сказать, по которой давление на тех людей, которые попадают в секту Виссариона — это конечно немыслимые жилищные условия» [21]. Под методы сект подводятся и некоторые психологические тренинги, например, Н. Козлова и его Синтона [22 — 24].

Есть интересный пример американских тренингов Вернера Эрхарда, благодаря которому сохранилась квантовая физика, не признаваемая в рамках классической науки (см. на эту тему книгу Кайзера «Как хиппи спасли квантовую физику» [25]). Эрхард (реально это псевдоним Джона Розенберга) был выдавлен в конце из США под влиянием сайентологов, как он сам рассказал New York Times [26 — 30]. Официально это произошло якобы за неуплату налогов, но потом, когда все выяснилось, он получил компенсацию в 200 тысяч долларов. Он вернулся уже только в наше время. Интересно, что он попал даже на экран в сегодняшнем телесериале «Американцы», рассказывающий о жизни семьи советских шпионов в США [31].
Это Эрхард породил по сути тренинги личностного роста, которые заполонили и постсоветское пространство. Следует подчеркнуть, что перед нами модель интенсивного внедрения новой картины мира. Это то, что религии делали столетиями, а тут все умещается в эрхардовском виде к двум неделям. Очень многие люди прошли эти тренинги: Йоко Оно, Шер, Дуглас Энгельбарт, создатель компьютерной мышки, Арианна Хаффингтон, редактор известной газеты, большое число актеров и режиссеров. Семинары начались в 1971 году и закончились в 1984. Все это управление мозгами в коллективных условиях, но вне медиа (см. историю тренингов в [32])

Появилось наиболее полное исследование исследований в области парапсихологии в США под названием «Феномен» А. Якобсен ([33], см. также [34 — 37]). И это вновь та же тематика прорыва к возможному варианту управления массами.

Одна из первых книг Якобсен под названием «Зона 51» была посвящена известному розуэлльскому инциденту 1947 г. [38]. И хоть она была основана на интервью со свидетелем событий, вывод к которому она приходит достаточно странный. В нем нет пришельцев, но есть Сталин. Сталин заинтересовался паникой 1938 г. из-за радиопостановке по «Войне миров» Уэллса, решил повторить этот опыт. Он использовал для этого захваченный в конце войны немецкий самолет Horton Ho 229, который у американцев потом стал прообразом Стелса. Менгеле в обмен на возврат его лаборатории евгеники предоставил похожих на пришельцев детей 12 — 13 лет. Но самолет потерпел катастрофу и истерии не получилось.
После таких неправдоподобных историй уже трудно верить в те, которые даже более правдоподобны. Но речь по сути все время идет об одном и том же — вторжении или введении в наш материальный мир нематериальной составляющей, что ведет к ошеломляющим результатам.

Вспомним, например, что и перестройку пытались инициировать фильмов «Покаяние» Абуладзе с четкой религиозной составляющей. И до сегодняшнего дня от нас всех требуют какого-то покаяния. Фильм сняли скрытно под крылом у Георгия Шеварнадзе. Его демонстрировали Маргарет Тэтчер, когда пытались заинтересовать ее Михаила Горбачевым. И «смотрины» тогда удались, а Советский Союз отправили на слом. Это был фильм 1984 года, когда слово перестройка напрочь отсутствовало в политическом лексиконе.
Фильм был снят в Грузии как телевизионный на местные деньги, которые имелись у студии, чтобы не подпадать под московскую цензуру [39 — 45]. Шеварнадзе не зря рисковал, он стал в результате министром иностранных дел. Но рисковал ли он вообще, или это был запуск начального проекта по разрушению СССР, установить трудно. Но там так много нестыковок, что невольно начинаешь думать именно так.

По этой причине мне более внятным представляется мнение А. Шпагина, сказавшего в одной из дискуссий: «История создания «Покаяния» наводит меня на мысль, требующую сейчас своего объяснения, привлечения нового документального материала. Я имею в виду огромную роль КГБ в подготовке перестройки. Шеварднадзе был с этой организацией связан напрямую, и, думаю, это была непростая акция. За этот фильм, за его выход на экраны, конечно, боролись, но отчасти это было игрой. Картина вышла бы в прокат в любом случае, и не случайно она стала первой. Стала символом обновления. Думаю, что все это готовилось заранее как специальная акция. И ее эзопов язык, ее рыхловатость, недоделанность, невнятность, отсутствие состояния и многое другое как раз и говорят об определенной торопливости авторов. Не сравнить же «Покаяние» по энергетике, по уровню мысли и силе воздействия с предыдущими картинами Абуладзе, особенно с «Мольбой», с «Древом желания». В конце перестройки появилось немало картин, замечательно и очень точно осмысляющих взаимоотношения человека и НКВД, но их никто не заметил. Я могу их назвать: «Западня», «Кончина», «Птицам крылья не в тягость», «Коршун добычей не делится». Хотя не все из них были художественно глубоки, но все они были значительны по уровню анализа материала. А были и блистательные работы, общество получило возможность вглядеться в 1937 год, но только опять же достаточно эклектически и хаотически» [46].

Сцепка в «Покаянии» христианской темы с политической заставляет нас обратиться к словам Бердяева. Николай Бердяев в «Религиозных основах большевизма» писал: «Большевизм не есть политика, не есть просто социальная борьба, не есть частная, дифференцированная сфера человеческой деятельности. Большевизм есть состояние духа и явление духа, цельное мироощущение и миросозерцание. Большевизм претендует захватить всего человека, все его силы, он хочет ответить на все запросы человека, на все муки человеческие. Большевизм хочет быть не кое-чем, не частью, не отдельной областью жизни, не социальной политикой, а всем, всей полнотой. Как вероучение фанатическое, он не терпит ничего рядом с собой, ни с чем ничего не хочет разделить, хочет быть всем и во всем. Большевизм и есть социализм, доведенный до религиозного напряжения и до религиозной исключительности. В этом он родствен французскому революционному синдикализму. По всем своим формальным признакам большевизм претендует быть религией» [47].

И еще одна цитата Бердяева, сопоставляющая Россию с Западом: «Запад забронирован, забронирован всей своей религией, своей культурой, всей своей активной, мужественной историей, своим рыцарским прошлым, своим свободным подчинением закону и норме. Это делает Запад малочувствительным к мистическим веяниям антихристова духа. Чувство антихриста есть религиозная специальность России. Оно всегда было в народной религиозной жизни и на вершинах, в русской литературе, у Достоевского и Соловьева, в современных религиозных исканиях. В русской природе нет резкого разделения добра и зла. Русских пленяет зло, как добро, само же зло, не принявшее обличья добра, редко пленяет их. Вот почему для русских страшен не диавол, а антихрист — последнее, грядущее явление зла. И у русских особенную силу приобретает религия революционного социализма, магического социализма, религия большевизма, пленяющая равенством, справедливостью и всемирным торжеством окончательной социальной правды и социального рая. Западный социализм — законнический; русский же социализм — беззаконный. Большевизм есть русское, национальное явление, это — наша национальная болезнь, которая и в прошлой русской истории всегда существовала, но в иных формах».

Кстати, конкуренцией большевизма с церковью всегда объясняли жесткую борьбу с церковью в СССР, а также «кураторство» КГБ над церковью в советское время (см. многочисленные материалы на эту тему [48- 53]).

Подполковник КГБ К. Преображенский рассказал подробнее о процедуре назначения: «Что касается епископов, то все советские епископы назначены государством. Точнее говоря, КГБ. Потому что епископ – это руководитель областного масштаба. Руководителей областного масштаба у нас утверждал ЦК КПСС, его Идеологический отдел. Документы для кадровых назначений готовили КГБ с ЦК – для всех, не только для церковных руководителей, для любых. Что касается епископов, то справку о нем писали Пятое управление КГБ, которое занималось общим надзором над церковью, и Первое главное управление (разведка), если кандидат в епископы хотя бы раз бывал за границей, потому что здесь с ним тоже поддерживался агентурный контакт. Каждая справка заканчивалась одной и той же фразой: «Сотрудничает с такого-то года». Именно она и была для ЦК КПСС самой главной, а вовсе не церковные заслуги епископа. Наоборот, чем их меньше, тем лучше. А когда епископ назначается государством или даже использует мирские власти для своего назначения, он не может быть епископом, как говорят об этом церковные правила. Поэтому все советские епископы незаконны с церковной точки зрения» [54].

КГБ работало плотно не только со священниками, но и с диссидентами. И это хорошо известно, поскольку только так можно было держать в определенном управлении отряд противников советской власти. Однако менее известно о таком же управлении диссидентами в период перестройки в тех же целях управления нею. С. Григорьянц напомнил об этом: «По-видимому, после долгих раздумий и даже споров внутри КГБ еще при Андропове было решено для достижения собственных целей использовать диссидентов, ориентированных на демократические, европейские ценности, что, бесспорно, указывало на прагматизм и некоторые аналитические возможности спецслужб. Ближе по инстинкту и воспитанию им, конечно, была национально-сталинистская часть инакомыслящих. Последняя книга Сергея Семанова об Андропове переполнена обидой на то, что не на него – «классово близкого» КГБ сталиниста и националиста – сделала ставку «контора», а на лозунги демократов – ведь только они давали надежду на сохранение власти в СССР и возможности роста влияния в окружающем столь враждебном коммунизму мире. Нас срочно выпустили из тюрем, создали клубы «Перестройка» и многочисленные «фронты национального спасения», журнальчик «Век ХХ и мир» (куда уже тогда влез замом главного редактора «покаянец» Глеб Павловский) и к тому же приучили наиболее наивных из диссидентов повторять фразу: «В России произошла бескровная революция, и мы победили». Этой «возвышающей» иллюзии несколько лет не мешало не только отсутствие хотя бы тени власти у диссидентов, но даже то, что многих наименее управляемых из нас регулярно «отстреливали»: отца Александра Меня, Андрея Сахарова, Галину Старовойтову и скольких еще менее известных и в Москве, и в провинции» [55].

Вспомним также, что некоторые лидеры балтийских государств также оказались не совсем «чистыми» в этом плане, как и Лех Валенса. Григорьянц говорит, что «КГБ планировало не только наше освобождение, но и его использование и в России, и за рубежом». То есть перестройка делалась как партийной, так и чекистской рукой. Мы видим, как определенное явление выстраивается в физическом, материальном мире, чтобы на следующем этапе подвести под него нематериальную интерпретацию.

Часто чекистский след ищут и в двух «шаманах» перестройки, которая, кстати, открыла все пути для разного рода мистики. Вспомним появление тогда разного рода ясновидящих, колдуний и под. Но только Алан Чумак и Анатолий Кашпировский достигли влияния на каждого. Это было повальное помешательство, которое распространялось на каждого. Кто верил, кто не верил, — но все смотрели все равно.

Чего можно было достичь таким образом? Один из ответов — переключения внимания или вообще отключения внимания от происходящего. Вспомним, как на советское население гипнотически действовали чужие телесериалы типа «Просто, Марии». Страна вымирала, на улицах не было никого, все сидели у телевизоров. Это можно обозначить как замену информационного пространства виртуальным. А отсюда следует, что реальное физическое пространство в результате становится не первичным, а вторичным.

Следует вспомнить и параллельную историю того, как партия и КГБ тогда подготовились к отключению зарубежных голосов, для чего были придуманы телепередачи «Взгляд» и «До и после полуночи», о чем несколько вспоминал председатель Гостелерадио Л. Кравченко. При этом каждый второй журналист «Взгляда», как рассказал Кравченко, имел в кармане корочки КГБ. То есть КПСС и КГБ создали пропагандистскую машину, которая в результате стала главным перестроечным механизмом, направленным против них самих [56 — 57]. Но поскольку они были людьми умными, закрадывается подозрение, что они создавали механизмы не для борьбы с собой, а для спасения себя в новой роли.

Кстати, Кравченко утверждает, что если бы телевидение работало, ГКЧП бы легко победило: «Понедельник надо было делать днём открытого телевизионного марафона. Ведь с самого утра уже стали приходить «перегоны» с заявлениями в поддержку ГКЧП. Кстати, в том числе от первых лиц Украины и Казахстана: Кравчука и Назарбаева. Их кассеты пролежали у меня в сейфе до вечера, а потом они же и попросили их вернуть. Нужно было включить все студии СССР и пригласить туда людей разных возрастов и профессий: от военных до работяг, чтобы они высказывали своё мнение по поводу положения в государстве. Провести телереферендум. У ГКЧП ведь по стране была абсолютная поддержка — минимум 92% населения. Таким способом ГКЧП с помощью телевидения одержал бы лёгкую победу» [58].

В другом интервью он говорит как бы о марионеточном характере ГКЧП, против которого просто не было приказа действовать: «Один из членов ГКЧП говорил мне, что Крючков играл на два фронта, с Ельциным постоянно был в контакте. Можно было отдать распоряжение о нейтрализации [Ельцина]: с дачи можно было не выпускать просто. Первый зам Крючкова Бобков мне рассказал, что 22–23 минуты требовалось для того, чтобы без единой жертвы взять Белый дом, взять под контроль ключевые кабинеты: газ запускают, происходит отключка, никто не пострадает, ни один человек, и 72–73 человека временно изолировать, а дальше – никаких проблем» [59]. Дальше он приводит пример, что когда Ельцин стрелял по Белому дому, то были отключены и телефоны, и туалеты, а во времена ГКЧП ничего этого сделано не было.

Все это в очередной раз демонстрирует, что мы ничего не знаем о стране, о ее прошлом. Но контроль над телевидением тогда равнялся контролем над страной. Вот отрывок из интервью с Аланом Чумаком: «Чумак убежден, что Кашпировского в свое время подослали на телевидение КГБ и Минздрав СССР. Чекисты и чиновники испугались того эффекта, которого добился Чумак своими телевыступлениями.

В Советском Союзе все жили в состоянии постоянного гипноза, — считает он. — А мои сеансы освобождали разум людей, пробуждали их творческий потенциал, поэтому «наверху» быстро смекнули: «Чумак опасен для тоталитаризма». Но убрать меня не могли — слишком большой был бы резонанс. Тогда меня решили заменить на Кашпировского — профессионального врача. Своим гипнозом он опять закабалял людей. Это был ужас — инфаркты, инсульты, обострение психических заболеваний…» [60]. В своих многочисленных интервью Кашпировский опровергает свою связку с КГБ. Хотя его учитель и коллега Г. Смертин рассказывает, как через КГБ их привлекали к лечению Брежнева [61]. Потом лечение отменили, но отсюда понятно, что в определенной степени близкие контакты были.
В отношении Анатолия Кашпировского есть свое мнение у Е. Лариной: «Главное в эффекте сеансов — сам Кашпировский, вера в его личность. Все это прекрасно знали и понимали люди, выпустившие психотерапевта в прайм-тайм в очень тяжелом для народа 1989 году на Центральное телевидение. Было рассчитано все — и время, и то, что «маг» появился на главном источнике информации для советских людей, и то, что сам Кашпировский — человек харизматический, лидер по натуре. После успешных телесеансов ему из руководящих кабинетов в Москве были дополнительно организованы выступления на стадионах в крупнейших городах страны. Главное было сделано. Резко повысился уровень внушаемости населения и сформирована установка. Как открыл гениальный советский психолог Дмитрий Узнадзе, установка формирует у человека своего рода готовую программу действий. При помощи Кашпировского была сформирована установка на магического спасителя, лидера, который обладает харизмой и явится народу с телеэкранов. Этому лидеру надо было просто верить. Наступил черед Бориса Николаевича Ельцина» [62].

То есть гипотеза Лариной состоит в том, что Кашпировский подготавливал приход Ельцина. При этом она ссылается на анализ способностей Кашпировского, сделанный В. Звониковым. Правда, сам Звонников о связке Кашпировский — Ельцин говорит, что это миф. Он подчеркивает: «Естественно, тогда уровень внушаемости населения в целом был выше, чем в спокойное время. Создавалась некая иллюзия, что все советские люди были под влиянием Кашпировского. Это не так» ([63], см. подробнее о В. Звоникове [64]).

При этом мы понимаем, что реальная история никогда не будет раскрыта, поэтому вслушаемся в слова Е. Лариной: «Человек в чрезвычайной ситуации ощущает себя игрушкой в руках враждебных, превосходящих его сил. Чтобы спастись от этих сил, люди сбиваются в толпы. Но толпа понимает, что она – короткоживущее образование. Поэтому советские психологи еще в 30-70-е годы убедительно показали, что любая толпа в итоге выстраивается в колонны. Т.е. люди после периода спонтанного, вспышкообразного протеста стремятся кому-то подчиниться. Они стремятся найти не просто лидера, а хозяина, который возьмет на себя ответственность, и главное – спасет их от угроз, возникающих в связи с чрезвычайной ситуацией&#1#187; [65].

При этом она видит запуск сознательных процессов разрушения: «Намеренно создавались и углублялись чрезвычайные ситуации. Их главной задачей были деградация социума и формирование у населения устойчивого ощущения нарастающей угрозы. В этом, кстати, состоит разгадка загадки последовательности принятия многих экономических и политических решений эпохи перестройки. Сами по себе многие из них были достаточно разумными. Главная хитрость содержалась в выбранной последовательности и синхронизации тех или иных решений».
Сам Звоников долгие годы работал в закрытых структурах над разными секретными программами (см. подробнее в его интервью [66 — 67]). Кстати, он закончил Винницкий медицинский институт, как и Кашпировский. Следует напомнить, что все в той или степени причастные к этой сфере говорят о десятках институтов, работавших над тем или иным вариантом воздействия на человека.

Л. Кравченко в одном из сегодняшних телепроектов рассказал еще следующее: «показал нам Кашпировский, как эффектно у него все падают, мы и разрешили, потому что люди на это будут смотреть. Он же рассказал, что с Кашпировским ездили четыре женщины – работали, так сказать, закоперщицами в залах, первыми начинали мотать руками, отключаться и т.д. И операция в эфире без наркоза свершилась тоже над одной из них» [68].
В этой же статье упоминается о выступлении Юрия Малина, представленного как специалиста по психотехнологиям, который сказал: «Как Кашпировский попал на экран – не скажу, ищите женщину, Но в определенный момент встал вопрос: продолжать его массовые сеансы или нет? Шли исследования КГБ в области контроля и управления массовым сознанием, и соответственными органами было принято решение продолжить, поскольку здесь был элемент отвлечения психологии массового сознания от проблем, назревших в обществе».

Кто же это Юрий Малин? Это бывший сотрудник КГБ и консультант Федеральной службы охраны при Ельцине [69]. Он говорит, что во время Ельцина было выделено на программу под названием «Обеспечение дистанционного воздействия на механизм принятия решений» 500 миллионов рублей.

Еще один пример пересечения/интервенции нематериального в материальное возник и в отношении революции 1917 года. Историк А. Пыжиков в последнее время развивает идею о роли в этой революции старообрядцев, поскольку они были притесненными в дореволюционное время ([70], см. также его другие работы о расколе [71 — 72]). Кстати, в этой же работе он говорит, что идея замены русского народа на советский в политических документах принадлежала Николаю Бухарину, что потребовалось, поскольку началось доминирование русского в ущерб другим национальностям.

Возвращаясь к модели магии-религии в управлении массовым сознанием, вернемся к советскому государству. Но сначала выделим важные характеристики этой модели. Во-первых, это жесткая иерархическая модель, где действия субъекта определяются его местом в иерархии. Во-вторых,чем выше расположен субъект, тем меньше возможности для его критики, как следствие, он может совершать исключительно позитивные действия. В-третьих, лицо на самом верху такой иерархии вообще часто выводится из числа обычных людей. Царь — был помазанником божьим, над индейцами Америки стояли «белые боги», анализ ДНК египетских мумий показал, что египтяне не имеют с ними ничего общего, Тутанхамон был генетически европейцем [73]. В-четвертых, «вершинные» субъекты всегда имеют пересечение с областью нематериального (это бог, царь/император, родина или патриотизм).
В-пятых, весь механизм государства работают на трансляцию этой схемы в массовое сознание, мы никогда не знаем ни по одной исторической ситуации имен архитекторов этого подхода.

Переход от христианства к коммунизму в случае СССР был облегчен жесткими репрессивными мерами, так что это не может служить примером интересного перехода. Из этой методологии государства-защитника и берет свой рост культ личности. Это одна и та же модель, базирующаяся в человеческом разуме и принимающая разные формы в те или иные исторические периоды.

Коммунистическая идеология была выстроена по модели богов — героев — людей, известной со времен античности. В роли богов выступили Маркс — Энгельс — Ленин и «примкнувший» к ним Сталин. Сталин также был «богом», однако не мог быть таким же, поскольку был живым. К героям принадлежали те, кого можно обозначить как герои по должности — члены политбюро, министры. Их именами назывались пароходы, шахты, даже метрополитен. На таких объектах могли появиться имена живых людей. Сталин получил, например, пик Сталина.

Простые люди должны были умереть, то есть отдать жизнь за Родину, чтобы стать героем. Правда, еще были герои трудовые, которые, наоборот, не должны были отдавать жизнь, но все равно они должны были продемонстрировать нечеловеческие результаты в своем труде.
Сталин умело управлял этой сложной системой, постоянно внося в нее непонятные другим динамические изменения. Он, к примеру, запретил пьесу о своей юности «Батум», написанную Михаилом Булгаковым, хотя бы кто-угодно, находясь при такой власти, разрешил бы. Он заставил Довженко сделать фильм о Щорсе, мотивируя это тем, что Украине нужен свой Чапаев. Он лично звонил Пастернаку и Булгакову, и это было как гром средь ясного неба.
Принципиальные изменения виртуальных систем проходили в СССР не так часто. Можно перечислить такие периоды:
— до 1917 и после 1917,
— до 1991 и после 1991.
Ряд частичных смен:
— до 1937 и после 1937,
— десталинизация 1953 и 1956.

Причем схемы часто носили характер смены названий, когда, например, первые секретари стали президентами, а секретари обкомов — губернаторами, то есть власть остается в тех же руках, но по новой вывеской. КГБ поменяло свои названия везде, милиция стала полицией. Параллельно меняется и нарратив, когда институты, условно говоря, кровавые в прошлом, сразу становятся чистыми и правильно устремленным. Однако само первое лицо при таких сменах всегда подвергалось падению с небес. Отсюда возникали и последующие изменения среди «богов» и «героев».

В заключение вспомним и корпорации, поскольку сегодняшний мир переходит от государств-наций к государствам корпорациям.

А. Фурсов говорит о Самюэле Хантингтоне как о том, кто давно заметил этот будущий переход: «С. Хантингтон (тот самый, который написал «Столкновение цивилизаций» и о котором не следует судить по этой работе; как исследование она провальна, но в том-то и дело, что это не исследование, это мем, концептуальный вирус психоисторического, а не научного порядка и в этом качестве успешен – ведь все начали повторять идиотский тезис о столкновении цивилизаций) ещё в середине 1970-х годов опубликовал доклад, в котором показал, как крупнейшие спецслужбы Запада постепенно переориентируются с государства на транснациональные корпорации» [74].

Люди, возглавляющие сегодняшние гигантские корпорации, часто имеют влияние на мир не меньшее, а в некоторых аспектах и большее, чем президенты стран. Это, например, Маок Цукерберг или Питерь Тиль. И тот и другой пытаются перехватить за собой молодое поколение, понимая, что когда оно вырастет, оно сохранит привитые в юности качества. Причем в ряде случаев они действуют в противовес государствам. П. Тиль, например, финансирует в качестве только те проекты, которые не хочет финансировать государство.
Все это серьезные интервенции. Р. Фогель наверняка вписал бы наш период в число пятого пробуждения, поскольку все это имеет важные политические последствия [75].

ИТ-корпорации работают с миллионами, но с миллионами мозгов, а не пирожков. Поэтому они могут быть не только прекрасны, но и опасны. Это предоставляет новые возможности: от вмешательства в политическую жизнь и выборы [76 -77] до формирования нашего мышления [78 — 79] и даже наших школ [80]. С этой точки зрения практически все должно измениться, о чем говорят со своих трибун Цукерберг, Тиль и другие. И их слушают, затаив дыхание, тысячи и миллионы. Это «пастыри» нового мира, которого еще нет, но он обязательно будет. Поскольку они описывают его очень красочно, то в мозгах нового поколения он уже есть.
Это долгий и даже бесконечный процесс всеобъемлющей трансформации, всегда возникающий, когда один из сегментов получает большую силу, он хочет все изменить под себя и свою роль. Французская революция, например, возникает, потому что один из сегментов — возникшая буржуазия — не имела своего соответствующего политического статуса.

Силиконовая долина, кстати, завершает начатый не так давно процесс смены героя. Он выдвигает на первое место вместо героя-здоровяка героя-очкарика, способного изменить какой-то сегмент мира за счет его технологизации. Уже многие фильмы и сериалы ведут линию этого нового героя, героя с мозгами. В кино он еще продолжает размахивать кулаками, поскольку такова специфика зрелищности, привлекающая нас. Но мозги уже стали его главной характеристикой.

Одновременно бесконтрольный рост корпораций вызывает сегодня беспокойство, поскольку мы требуем открытости от государств, но не корпораций (см. дискуссию об одном из лидеров Силиконовой долины [81 — 82]). Там прозвучали важные слова: «Технологии развиваются так быстро, что сейчас они обгоняют закон, правительство или способность общества понимать их разветвление. Если потрясающая приостановка Юбера что-то доказывает, то это то, что при отсутствии создателей правил, заставляющих нас выполнять их, архитекторы новой экономики, что другими словами можно передать как нового мира, должны сами делать себя подотчетными».

Литература

1. Иванкина Г. Колелктивное-сознательное или от какого наследства мы отказались // zavtra.ru/blogs/galina-ivankina-kollektivnoe-soznatelnoe-ili-ot-kakogo-nasledstva-myi-otkazalis-2013-02-18-142438
2. Воеводина Т. За что я люблю книжки 50-х годов // zavtra.ru/blogs/za_chto_ya_lyublyu_knizhki_50-h_godov
3. Martino De C. Magic: A Theory from the South. — Chicago, 2015
4. Анджелини П. Эрнесто де Мартино // religious.life/2015/10/petro-andzhelini-ernesto-de-martino-anofriev/
5. Массенцио М. Итальянская школа «истории религий» // religious.life/2012/01/massenzio-italyanskaya-shkola-istorii-religiy/
6. Falasca Zamponi S. Of Tears and Tarantulas: Folk Religiosity, de Martino’s Ethnology, and the Italian South // escholarship.org/uc/item/7dw8v25r#page-1
7. Martino de E. Crisis of presence and religious reintegration // Journal of Ethnographic Theory. — 20120. — Vol. 2. — N 2
8. Ferrari F.M. Ernesto De Martino on Religion: The Crisis and the Presence. — New York etc., 2014
9. Zene C. Inner Life, Politics, and the Secular: Is There a “Spirituality” of Subalterns and Dalits? Notes on Gramsci and Ambedkar // Rethinking marxism. — 2016. — Vol. 28. — N 3–4
10. Saunders G.R. “Critical Ethnocentrism” and the Ethnology of Ernesto De Martino // American Anthropologist. — 1993. — Vol. 95. — I. 4
11. Geertz C. Religion as a cultural system // isites.harvard.edu/fs/docs/icb.topic152604.files/Week_4/Geertz_Religon_as_a_Cultural_System_.pdf
12. Фолиева Т.А. Рациональный / интеллектуальный тип религиозного обращения // religious.life/2016/03/folieva-t-a-ratsionalnyj-intellektualnyj-tip-religioznogo-obrashheniya/
13. Ардашева Л.А. Основные парадигмы религиозного обращения // elibrary.ru/download/elibrary_20284838_47818734.pdf
14. Ясперс К. Смысл и назначение истории. — М., 1991
15. Исаев И. «Осевое время» К. Ясперса и «невидимая история» // rl-online.ru/articles/3-04/473.html
16. Иванов С. Россия — наследница Византии? // arzamas.academy/materials/877
17. Пранскевичюте Р. Структурные особенности и сакрализация пространства в движениях Виссариона и Анастасии // religious.life/2012/11/strukturnyie-osobennosti-i-sakralizatsiya-prostranstva/
18. Burton T.I. What is cult? //aeon.co/essays/theres-no-sharp-distinction-between-cult-and-regular-religion
19. Fogel R.W. The phases of the four great awakening // press.uchicago.edu/Misc/Chicago/256626.html
20. Fogel R.W. The Fourth Great Awakening and the Future of Egalitarianism. — Chicago — London, 2000
21. Савицкий В. О результатах депутатского расследования деятельности «Церкви Последнего Завета» (Виссарион) // evolkov.net/cults/vissarion/savitzky.html
22. Гореску М. Н. Козлов и его «Синтон» // evolkov.net/cults/sinton/Goresku.M.2002.07.30.NI.Kozlov.&.his.Synton.html
23. Грязных А. Козлов — попытка заглянуть за золотую маску // evolkov.net/discuss/manip.discuss/Grjaznix.A.Synton.Kozlov.s.cult.html
24. Что такое «Синтон» Николая Козлова? // www.k-istine.ru/psychocults/psychocults_sinton-18.htm
25. Kaiser D. How the Hippies Saved Physics. Science, Counterculture, and the Quantum Revival. — New York etc., 2011
26. Sarfatti Commentary on MIT Physics Professor David Kaiser’s book «How the Hippies Saved Physics» // www.linkedin.com/pulse/sarfatti-commentary-mit-physics-professor-david-aisers-jack-sarfatti
27. Sobel S. 40th Anniversary of the «est» Training // www.psychologytoday.com/blog/the-99th-monkey/201110/40th-anniversary-the-est-training
28. Erhard Seminar Training // en.wikipedia.org/wiki/Erhard_Seminars_Training
29. Haldeman P. The return of Wernet Erhard, father of self-help // www.nytimes.com/2015/11/29/fashion/the-return-of-werner-erhard-father-of-self-help.html?mcubz=0
30. Snider S. EST, Werner Erhard, and the corporatization of self-help // www.believermag.com/issues/200305/?read=article_snider
31. Graham R. The Bizarre True Story of the Group That Seduces Philip in This Season of The Americans // www.slate.com/blogs/browbeat/2016/04/06/the_true_story_of_est_the_pop_psychology_group_that_seduces_philip_in_this.html
32. The history of est // www.erhardseminarstraining.com/?page_id=671
33. Jacobsen A. Phenomena. The Secret History of the U.S. Government’s Investigations into Extrasensory Perception and Psychokinesis. — New York etc., 2017
34. Teresi D. The Truth Is Out There, and the Feds Paid to Find It // www.nytimes.com/2017/04/25/books/review/phenomena-esp-annie-jacobsen.html?mcubz=0
35. Sarfatti J. CIA, DOD experiments in ESP, PK, Precognition «Phenomenon» Annie Jacobson // www.linkedin.com/pulse/cia-dod-experiments-esp-pk-precognition-phenomenon-annie-sarfatti?trk=mp-reader-card
36. McLuhan R. Annie Jacobsen’s ‘Phenomena’ // monkeywah.typepad.com/paranormalia/2017/04/annie-jacobsens-phenomena.html
37. The secret history of the US government’s «psychic arms race» // www.cbsnews.com/news/us-government-secret-investigations-into-esp-extrasensory-perception-annie-jacobsen/
38. Harding T. Roswell ‘was Soviet plot to create US panic’ // www.telegraph.co.uk/news/newstopics/howaboutthat/ufo/8512408/Roswell-was-Soviet-plot-to-create-US-panic.html
39. Четверть века незавершающегося покаяния (Кетеван Абуладзе об отце и его фильме) // www.svoboda.org/a/2277758.html
40. Быков Д. Как Эдуард Шеварнадзе спас родину и предсказал трагедии будущего // sobesednik.ru/dmitriy-bykov/20140714-dmitriy-bykov-kak-eduard-shevardnadze-spas-rodinu-i-predskaz
41. Юрьенен С. «Покаяние» // www.svoboda.org/a/24204605.html
42. Абуладзе Т. «Что за страна? Я выбросил Ленина из могилы, а мне дали Ленинскую премию». Интервью // bulvar.com.ua/gazeta/archive/s22_66710/8621.html
43. Оболенский И. «Покаяния» за всех нас // www.mk.ru/social/article/2014/01/30/978117-pokayanie-za-vseh-nas.html
44. Молчанова М. Кинократия. «Покаяние» Тенгиза Абуладзе // diletant.media/filmcracy/36136166/
45. Кобец С. Юродство и юродствование в пост-советском кино: Покаяние (1986) Абуладзе, Такси-Блюз (1990) и Остров (2006) Лунгина // sites.utoronto.ca/tsq/28/kobez28.shtml
46. Двадцать лет без покаяния. Дискуссия, посвященная 20-летию фильма Тенгиза Абуладзе // kinoart.ru/archive/2004/11/n11-article18
47. Бердяев Н. Религиозные основы большевизма (из религиозной психологии русского народа) // www.magister.msk.ru/library/philos/berdyaev/berdn031.htm
48. Армс К. Чекисты в рясах: православная церковь и КГБ // sputnikipogrom.com/translated/59417/chekists-in-cassocks/
49. Выписки из отчетов КГБ о работе с лидерами Московской патриархии // www.compromat.ru/page_25826.htm
50. Ганус А. Русская православная Церковь: на службе КГБ/ФСБ // argumentua.com/stati/russkaya-pravoslavnaya-tserkov-na-sluzhbe-kgbfsb
51. Люлечник В. Церковь и КГБ // lebed.com/2008/art5283.htm
52. Маслова И.И. «Ватиканское направление» советской государственно-конфессиональной политики // mgutupenza.ru/mni/content/files/2011_1_Maslova3.pdf
53. Московский патриарат православной церкви создан Сталиным в 1943 как структура КГБ // rusjev.net/2015/06/03/moskovskiy-patriarhat-pravoslavnoy-tserkvi-sozdan-stalinyim-v-1943-kak-struktura-kgb/
54. Русская православная церковь и КГБ: все в прошлом? // www.golos-ameriki.ru/a/a-33-2005-08-18-voa7/598944.html
55. Григорьянц С.И. Прощание. Гибель правозащитного демократического движения в России. 2001 год // grigoryants.ru/stati-raznyx-let/proshhanie/
56. Кравченко Л. Лебединая песня ГКЧП. — М., 2010
57. Кашин О. Медиаменеджер перестройки // rulife.ru/mode/article/830/
58. Кравченко Л. СССР разрушили Яковлев и Шеварнадзе. Интервью // www.fontanka.ru/2010/08/17/080/
59. Кравченко Л. Такой телепоказ бывал в истории много раз и связан был, как правило, со смертями генсеков. Интервью // republic.ru/russia/takoy_telepokaz_byval_v_istorii_mnogo_raz_i_svyazan_byl_kak_pravilo_so_smertyami_gensekov-690504.xhtml
60. «Кашпировский работал на КГБ!» — утверждает его «заклятый друг» экстрасенс Аллан Чумак // smena.ru/news/2008/01/28/13214/
61. Гипнотизер Геннадий Смертин: «на предложение КГБ подлечить Брежнева я ответил: «возьмусь, но при одном условии — буду обращаться к генсеку на ты». Интервью // fakty.ua/106472-gipnotizer-gennadij-smertin-quot-na-predlozhenie-kgb-podlechit-brezhneva-ya-otvetil-quot-vozmus-no-pri-odnom-uslovii—-budu-obracshatsya-k-genseku-na-ty-quot
62. Черных Е. Заговор политэлиты: К правлению Ельцина россиян подготовил Кашпировский // www.kp.ru/daily/26303/3181721/
63. Профессор Вячеслав Звоников: Кашпировский не был экстрасенсом. Но внушает виртуозно! // www.kp.ru/daily/26309/3188168/
64. Ларина Е. Психотехнологии, которые мы потеряли 2. Вячеслав Михайлович Звоников // hrazvedka.ru/blog/psixotexnologii-kotorye-my-poteryali-2-vyacheslav-mixajlovich-zvonikov.html
65. Ларина Е. Психоисторики за работой. Случай Кашпировского // hrazvedka.ru/blog/psixoistoriki-za-rabotoj-sluchaj-kashpirovskogo.html
66. В СССР был свой аналог сверхсекретной программы американцев «Звездные врата». Интервью с В. Звониковым // esotericnews.ru/v-sssr-byl-svoy-analog-sverhsekretnoy-programmy-amerikancev-zvezdnye-vrata.html
67. Человек может все. Интервью с В. Звониковым// zavtra.ru/blogs/2006-05-0341
68. Цветкова В.Л. Карт-бланш. Отвлечение массового сознания в стиле поздней перестройки // www.ng.ru/tv/2014-11-26/3_kartblansh.html
69. Кузина С. Кремлевских экстрасенсов отправили в отставку // www.kp.ru/daily/23435/35636/
70. Пыжиков А. Корни сталинского большевизма. — М., 2016
71. Пыжиков А. Грани русского раскола. — М., 2016
72. Пыжиков А. Питер — Москва. Схватка за Россию. — М., 2014
73. Лаговский В. Анализ ДНК почти сотни египетских мумий шокировал ученых // www.kp.ru/daily/26686.4/3709261/
74. Фурсов А. Читая Елену Ларину. Заметки на полях // zavtra.ru/blogs/a_i_fursov_chitaya_elenu_larinu_zametki_na_polyah_(vmesto_predisloviya)
75. Fogel R.W. The Phases of the Four Great Awakenings// press.uchicago.edu/Misc/Chicago/256626.html
76. Woolley S.C. Guilbeault D. Computational Propaganda in the United States of America: Manufacturing Consensus Online // comprop.oii.ox.ac.uk/wp-content/uploads/sites/89/2017/06/Comprop-USA.pdf // comprop.oii.ox.ac.uk/wp-content/uploads/sites/89/2017/06/Comprop-USA.pdf
77. Halpern S. How he used Facebook to win // www.nybooks.com/articles/2017/06/08/how-trump-used-facebook-to-win/
78. Cadwalladr C. Google is not ‘just’ a platform. It frames, shapes and distorts how we see the world // www.theguardian.com/commentisfree/2016/dec/11/google-frames-shapes-and-distorts-how-we-see-world
79. Hern A. Facebook and Twitter are being used to manipulate public opinion – report // www.theguardian.com/technology/2017/jun/19/social-media-proganda-manipulating-public-opinion-bots-accounts-facebook-twitter
80. Singer N. Silicon Valley Billionaires Remaking America’s Schools
// www.nytimes.com/2017/06/06/technology/tech-billionaires-education-zuckerberg-facebook-hastings.html
81. Vela M. Uber Shows Why Silicon Valley Needs to Rewrite Its Hero-Founder Myth // time.com/4826416/uber-travis-kalanick-hero-myth/?xid=homepage
82. Steinmetz K. a.o. Uber Fail: Upheaval at the World’s Most Valuable Startup is a Wake-Up Call For Silicon Valley // time.com/4819557/uber-fail-upheaval-is-wake-up-call/?xid=homepage


http://hvylya.net/analytics/society/magiya-religiya-gosudarstvo-korporatsiya-rabotayut-po-odnoy-sheme-programmirovaniya-naseleniya.html

0 коммент.:

Дописати коментар