понеділок, 24 липня 2017 р.

В Рослесхозе создана рабочая группа по выработке новых подходов к формированию платы за использование лесов - насколько это важно?

Некоторые коллеги удивляются, почему на Лесном форуме Гринпис не появилось никаких комментариев в связи с образованием в Рослесхозе новой рабочей группы - по выработке новых подходов к формированию платы за использование лесов. На первый взгляд, новость об этой рабочей группе может показаться важной (ведь плата за использование лесов может быть одним из основных экономических механизмов регулирования лесного хозяйства) и опасной (поскольку участвующие в работе этой группы крупнейшие компании-лесопользователи могут настроить новые подходы к формированию платы за использование лесов под свои интересы, которые не обязательно совпадают с интересами страны, населения или даже большинства организаций лесного сектора). Но в реальности значительных результатов от работы этой группы - ни положительных, ни отрицательных - ожидать не приходится, и вот почему.

Во-первых, основы формирования платы за использование лесов определяются Лесным кодексом РФ (в первую очередь статьями 23 - "Арендная плата", 76 - "Плата по договору купли-продажи лесных насаждений", и 81 - "Полномочия органов государственной власти Российской Федерации в области лесных отношений", а также положениями, относящимися к реализации приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов). Для того, чтобы принципиально изменить подход к формированию платы за использование лесов, необходимо внести значительные изменения в Лесной кодекс РФ. Одного желания Рослесхоза и решения его рабочей группы для этого недостаточно - нужна воля более высоких инстанций; и это в любом случае очень долгий процесс. У Рослесхоза, скорее всего, не хватит ни административных ресурсов, чтобы преодолеть все стадии этого процесса, ни запаса живучести, чтобы дотянуть до его конца. Это не значит, что подходы к формированию платы за использование лесов не будут меняться - но, скорее всего, значит, что процессы, происходящие сейчас в Рослесхозе, на эти изменения сильно не повлияют.

Во-вторых, возможности изменения ставок платы за использования лесов у правительства и законодателей не очень велики. Понижать особенно некуда - и так плата за использование лесов далеко не компенсирует бюджетные расходы на лесное хозяйство. По оперативной информации Федерального казначейства, за первое полугодие расходы федерального бюджета на лесное хозяйство составили 12 423 605 851 руб. 97 коп., а доходы федерального бюджета в части платы за использование лесов - только 9 907 893 827 руб. 51 коп. (80% от расходов). В условиях острой бюджетной недостаточности снижать ставки и уменьшать доходы правительство вряд ли согласится. Возможностей для повышения тоже немного, поскольку многие предприятия лесного сектора находятся в неустойчивом экономическом положении, а то и вовсе на ладан дышат.

В-третьих, значительная часть нынешней платы за использование лесов, особенно той, которую платят арендаторы - это плата за воображаемые ресурсы (расчетную лесосеку и установленные объемы пользования по лесным участкам, не обеспеченные реально существующими хозяйственно ценными насаждениями). При очень низких ставках платы (самых низких среди крупных лесных стран мира) лесопользователи готовы с этим мириться, и то не всегда; если же государство начнет брать реальную плату за воображаемые лесные ресурсы - большинство лесопользователей или взбунтуется, или помрет. Быстро изменить эту ситуацию невозможно: средняя давность материалов лесоустройства по стране составляет уже около 22 лет, а попытка создания системы государственной инвентаризации лесов полностью провалилась (Рослесхоз еще пытается изображать работы над ГИЛ, но уже понятно, что достоверных результатов эта работа не даст).

Таким образом, деятельность Рабочей группы по разработке новых подходов к формированию платы за использование лесов при Рослесхозе практически обречена на провал; вряд ли можно надеяться, что она приведет к каким-то позитивным изменениям в системе лесных платежей, но и вряд ли стоит опасаться, что она что-нибудь ухудшит. Основная практическая задача этой группы состоит в том, чтобы показать, что Рослесхоз еще жив и даже отчасти дееспособен.


Ссылка на сообщение на сайте Рослесхоза:

18 июля 2017 г. в Рослесхозе Иван Валентик, заместитель Министра природных ресурсов и экологии Российской Федерации – руководитель Федерального агентства лесного хозяйства провел первое заседание Рабочей группы по разработке новых подходов к формированию платы за использование лесов





0 коммент.:

Дописати коментар